China's President Xi Jinping shakes hands with National People's Congress Chairman Zhang Dejiang WANG ZHAO/AFP/Getty Images

Правильный метод суждений о китайском управлении

ГОНКОНГ – После «двух сессий» в Китае – ежегодных заседаний национального законодательного собрания и высшего политического консультативного совета – едва ли не все западные наблюдатели обсуждают отмену ограничения президентской власти двумя сроками. Международные СМИ утверждают, что Си Цзиньпин консолидирует власть, а, возможно, даже закладывает фундамент для культа личности в стиле Мао Цзэдуна. Однако подобная интерпретация фундаментально ошибочна.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Доминирующее на Западе мнение, будто расширение полномочий Си представляет собой опасную тенденцию, отчасти стало следствием тревог из-за нарастающих проблем с демократией в США и странах Европы. Однако нет смысла рассматривать политическое развитие Китая сквозь западную призму, причём особенно в тот момент, когда мир переходит от однополярной системы к многополярной.

Последние события в Китае следует воспринимать как часть более широкого процесса: появляются конкурирующие системы госуправления, призванные справиться со сложными, глобально связанными проблемами, такими как новые революционные технологии, геополитическое соперничество, изменение климата, демографические сдвиги. Иными словами, все страны пытаются найти собственную форму устойчивого госуправления.

В быстро меняющемся мире системы госуправления должны позволять быстро принимать решения в условиях радикальной неопределённости, сохраняя при этом подотчётность. Именно это, а не западные представления о том, как должна выглядеть система госуправления, и является стандартом, в соответствии с которым мы должны оценивать последние политические события в Китае.

Более того, государственное управление в западном стиле уже перестало выглядеть тем золотым стандартом, которым его давно провозгласили защитники данной системы. Западные демократии столкнулись сейчас с серьёзными внутренними угрозами – самой заметной из них являются популистские силы, выступающие за проведение опасной политики, например, политики торгового протекционизма. Эти угрозы возникли, главным образом, как ответ на неспособность подобных систем решать различные проблемы – неравенство доходов, политическая поляризация, растущий долг, разрушающаяся инфраструктура.

Эта неспособность отчасти стала результатом краткосрочных политических ориентиров, которые, как правило, доминируют в западных демократических странах. Короткие электоральные циклы – от шести месяцев до четырёх лет – зачастую вынуждают политиков фокусироваться на циклических проблемах, а не на структурных препятствиях, мешающий долгосрочному повышению производительности и доходов. (Западные компании точно так же склонны планировать свои действия, ориентируясь на ежеквартальные результаты, и поэтому они могут не заметить долгосрочные риски или потенциально привлекательные возможности).

Напротив, когда китайские лидеры формулируют свою политическую программу и занимаются её реализацией, они обычно думают в перспективе десятилетий. Это крайне важно для того, чтобы стала возможной эффективная реакция на структурные проблемы, возникшие из-за быстрого экономического роста и развития на протяжении жизни двух поколений – коррупция, загрязнение окружающей среды, неравенство.

Существующая бюрократия, работая замкнуто, уже занимается решением этих проблем с целью создать более справедливое общество, которое одновременно было бы инновационным и готовым к адаптации. Лишь в этом случае Китай сможет избежать печально знаменитой «ловушки среднего уровня доходов», и причём до того, как старение населения начнёт сильно сказываться на темпах экономического роста.

В более широком смысле, лидеры Китая поставили цель на 30 лет вперёд – модернизировать экономику и управление страной. Эта долгосрочная цель стала возможной благодаря такому концептуальному видению, которое способны сформулировать лишь немногие страны, не говоря уже о воплощении в жизнь. Отменив ограничение президентских сроков, руководство Китая повысило свои шансы на успех, потому что расчистило для Си Цзиньпина и его заместителя Ван Цишаня дальнейший путь к реализации данных идей.

Си и Ван – это опытные политики со значительным опытом антикризисного управления и решения сложных институциональных и социальных проблем как на местном, так и на глобальном уровнях. Оба хорошо знают историю и обладают харизмой, необходимой для противостояния недовольным коррупционным силам. Продолжение их руководства, тем самым, бесценно.

Однако это не означает, что исчезнет ответственность. Напротив, Всекитайское собрание народных представителей одобрило серьёзную перестройку структуры управления страной, создав новую Государственную надзорную комиссию для антикоррупционного контроля за всеми китайскими чиновниками, вне зависимости от их членства или статуса в Коммунистической партии Китая.

Государственный совет также был реструктурирован: министры, комиссии и ведомства были консолидированы и модернизированы для более скоординированного и эффективного управления реформами. Например, вопросы сельского хозяйства и сельского развития объединены под управлением одного министерства, равно как и все вопросы, связанные с  экологией.

Ради снижения рисков в финансовом секторе (к ним относятся, в частности, избыточная закредитованность и теневая банковская система) вопросы регулирования банковского и страхового сектора консолидированы в новой Комиссии по регулированию банковских и страховых услуг в Китае. Благодаря этим радикальным институциональным реформам, структура государственного управления в Китае станет функционально похожа на американские и европейские аналоги.

Так же как Си и Ван, руководители этих учреждений являются убеждёнными, компетентными и опытными реформаторами. Помогать премьер-министру Ли Кэцяну будет вице-премьер Лю Хэ, получивший образование в Гарварде и занимавшийся более 30 лет долгосрочным планированием развития; у него имеется глубокое понимание роли рыночных сил в эффективном распределении ресурсов. Финансовые реформы переданы в руки управляющего Народным банком Китая И Гана (это экономист, получивший образование в США) и председателя Китайской комиссии по регулированию банковских и страховых услуг Го Шуцина (это экономист, получивший подготовку в Оксфорде и имеющий опыт руководящей работы в провинциях, центральном банке и сфере регулирования ценных бумаг).

Две тысячи лет назад китайский философ Хань Фэй доказывал, что для эффективного государственного управления требуются три вещи: верховенство закона, бюрократические инструменты и политическая воля. Изменение законов или оттачивание инструментов управления – это важно, но всё это мало что значит без настойчивых и решительных усилий политических лидеров. Китайская система выжила, потому что её лидеры оказались готовы прямо и последовательно бороться и с рыночными сбоями, и с административными недостатками. Новые решения, направленные на повышение ответственности, важны для усиления легитимности, они ещё сильнее укрепят данную систему.

Китай, так же как США и Европа, является слишком большим, чтобы рухнуть. Именно поэтому он несёт ответственность за разработку такой системы госуправления, которая обеспечит структурные перемены в экономике и обществе, одновременно гарантируя эффективную подотчётность. Главный вопрос в том, насколько эта система способна адаптироваться к долгосрочным вызовам и способствовать росту национального и глобального благосостояния, а не в том, придерживается ли она западных стандартов.

http://prosyn.org/EFwYisF/ru;

Handpicked to read next