1

Неосвоенный потенциал китайско-европейских инвестиций

ПЕКИН – У мировой экономики, как считает Международный валютный фонд, темпы роста «слишком низкие и уже слишком долгое время». Главной причиной этого стало резкое замедление роста объёмов мировой торговли, которые в этом году, по прогнозам Всемирной торговой организации, увеличатся на 1,7%. Это намного ниже усреднённого уровня 6,7% в год в течение десятилетия, предшествовавшего кризису 2008 года. Поскольку в одиночку международная торговля больше не может играть роль фундамента глобального сотрудничества, пришло время расширять инвестиционные связи.

На сегодня не существует реального регламента инвестиционного сотрудничества на глобальном уровне. Впрочем, недавно страны «Большой двадцатки» (G20) одобрили первый в мире программный документ по вопросам многосторонних инвестиций под названием «Руководящие принципы G20 в сфере глобальной инвестиционной политики». Эти общие принципы могли бы стать особенно полезны для Китая и Евросоюза, которые пытаются договориться о двустороннем инвестиционном соглашении (ДИС).

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Уже состоялось несколько раундов переговоров по поводу этого соглашения, на которых основное внимание уделялось укреплению защиты инвестиций, а также вопросам доступа к рынкам. Но ещё больше таких раундов предстоит провести, поскольку некоторые важные вопросы, в том числе касающиеся прозрачности регулирования и создания эффективных механизмов разрешения споров, пока что до конца не согласованы.

Китайско-европейское инвестсоглашение будет опираться на 26 уже существующих индивидуальных соглашений между Китаем и 28 странами ЕС. Эти соглашения далеки от последовательности в определении условий рыночного доступа и его ограничений. Данный недостаток единообразия стал для Китая главным мотивом начать переговоры о едином соглашении. Китай хочет гарантировать, чтобы его предприятия имели равный доступ к рынкам всех стран ЕС и были освобождены от издержек и затруднений, связанных с соблюдением различных требований. Другим важным стимулом является перспектива получения доступа к передовым технологиям и управленческой экспертизе европейских компаний.

Со своей стороны, Евросоюз надеется, что приток денег из Китая поможет росту его экономики, которая испытывает трудности, и откроет путь для увеличения объёмов торговли. Одно из главных требований ЕС – управление доступом к китайскому рынку с помощью «негативного списка» (то есть списка исключений из будущего открытого режима доступа), а не с помощью разрешений правительства, выдача которых является длительным процессом.

На этом направлении Китай уже сделал несколько шагов вперёд. В декабре 2015 года Госсовет страны решил ввести принцип негативного списка в рыночном доступе к любой инвестиционной деятельности в Китае, причём как для местных, так и зарубежных инвесторов. Пилотные версии такого подхода уже зарекомендовали себя в Шанхае, Гуандуне, Тяньцзине, Фуцзяне и других экспериментальных зонах свободной торговли.

Впрочем, помимо решения институциональных проблем Китаю и ЕС необходимо устранить культурные и концептуальные барьеры на пути инвестиций. Обе стороны обязаны заняться улучшением взаимопонимания и повышения уровня доверия с помощью различных переговорных механизмов, а также стимулировать «дипломатию второго уровня» (то есть взаимодействие небольших, негосударственных участников рынка). В этой связи Европейская комиссия готовится к запуску прозрачного «портала инвестиционных проектов», открытого для европейской публики, а также для инвесторов из Китая и других стран, с целью облегчить обмен информацией, знаниями и ресурсами для европейских инвестиций.

Обеим сторонам предстоит много работы, прежде чем будет подписано инвестоглашение. Но это не повод откладывать расширение инвестиционного сотрудничества. Параллельно с переговорами о ДИС Китаю и ЕС следует стремится к достижению трёх основных целей.

Во-первых, Китай и ЕС должны выполнить своё соглашение 2015 года о том, что ключевые стратегические инициативы каждой из сторон в сфере экономики должны быть лучше интегрированы между собой. Для Китая речь идёт об инициативе «Один пояс, один путь», которая касается стратегических инвестиций, и о плане структурной реформы, призванном сделать экономику страны больше ориентированной на рынок и поддержку инноваций.

А в Европе к числу таких инициатив относятся стратегия экономического роста «Европа-2020» и «Инвестиционный план для Европы», разработанный Европейской комиссией и больше известный как план Юнкера. Оба документа призваны помочь построить в Европе более инновационную, устойчивую, инклюзивную и динамичную экономику. Помимо этого, следует повысить прозрачность программы сотрудничества между Китаем и странами Центральной и Восточной Европы «16+1», а также интегрировать её в более широкие рамки китайско-европейского сотрудничества.

Второй важной задачей для Китая и Европы должно стать содействие защите и развитию глобальных цепочек создания стоимости, которые укрепляют международную торговлю и инвестиции с помощью экономической интеграции. Появление этих цепочек преобразило мировую торговлю, которая из игры с нулевой суммой превратилась в фундамент для взаимовыгодного сотрудничества.

Впрочем, некоторые политические силы в Европе (а также в США) выступают сейчас против международной экономической интеграции, предлагая вернуться в прошлое, к политике протекционизма. Но как только одна страна заблокирует доступ на свой рынок товаров и услуг из другой страны, глобальные цепочки создания стоимости окажутся разорваны. От многочисленных побочных последствий таких действий пострадают все, в том числе и страна, которая решит возвести барьеры.

На этом фоне европейские и китайские лидеры должны убедительно выступить за продолжение либерализации торговли и инвестиций, несмотря на политические трудности, которые могут возникнуть (особенно в Европе). Это особенно важно для сектора услуг. Европе и Китаю необходимо открыть свои рынки услуг для двусторонней торговли, устранив, например, сохраняющиеся торговые барьеры в сфере информационных технологий, а также поощряя трансфер технологий.

Fake news or real views Learn More

Третьей ключевой целью, к которой ЕС и Китаю следует стремиться на пути к ДИС, является создание новых механизмов финансирования инвестиций. Сейчас подобные усилия они предпринимают сепаратно: Китай возглавил процесс создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, а у ЕС есть Европейский инвестиционный банк и Европейский фонд стратегических инвестиций (играющий опорную роль в плане Юнкера). Китаю и ЕС следует использовать эти площадки для развития интеграции и сотрудничества в сфере инвестиционного финансирования.

На сегодня объём прямых инвестиций между Китаем и ЕС меньше, чем между Китаем и другими крупными торговыми партнёрами этой страны, в частности США и Бразилией. Поскольку темпы роста торговли замедляются, обеим сторонам следует стремиться как можно скорее освоить их огромный потенциал в области взаимных инвестиций.