Xi Jinping poster Greg Baker/AFP/Getty Images 

План Китая на ближайшие 30 лет

ШАНХАЙ – Раз в пять лет Коммунистическая партия Китая проводит Всекитайский съезд, где принимаются два ключевых решения: кто будет руководить Китаем в течение следующих пяти лет, и по какому пути развития будут следовать эти руководители. Недавно завершившийся XIX съезд КПК принял не только эти важные решения, но и ряд других.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Помимо избрания нового Постоянного комитета Политбюро, XIX съезд партии переизбрал председателя КНР Си Цзиньпина руководителем КПК и включил названную в его честь идеологию – «Идеи Си Цзиньпина» – в партийный устав. Съезд также утвердил программу будущего развития страны до 2050 года, в которой нашли отражение перемены, произошедшие в Китае благодаря экономическим реформам и открытию страны.

На XIII съезде КПК в октябре 1987 года руководство Китая провозгласило, что «основным противоречием» в стране является противоречие между «ростом материальных и культурных потребностей народа и отсталостью общественного производства». Иными словами, главная задача заключалась в производстве достаточного количества еды, одежды и книг для всех китайцев.

Тридцать лет спустя основным противоречием в Китае стало противоречие между «растущими потребностями в повышенном качестве жизни и недостаточным и несбалансированным экономическим развитием». В своём обращении к XIX съезду партии Си Цзиньпин объявил, что, поскольку Китай в целом может обеспечить базовые потребности народа, целью теперь должно стать повышение качества его жизни.

В связи с этим, XIX съезд начертил новую дорожную карту, опираясь на «цели двух столетних юбилеев», поставленные ещё на XVIII съезде. Первая столетняя цель – построить «среднезажиточное общество» («сяо-кан») к 2021 году, то есть к столетней годовщине основания КПК. Суть в том, чтобы обеспечить массовое процветание и практически ликвидировать бедность.

Вторая столетняя цель – превратить Китай в «полностью развитую и передовую страну» к 2049 году, то есть к столетнему юбилею основания Народной республики. План, утверждённый съездом, заключается в том, чтобы сделать Китай процветающим, цивилизованным, гармоничным и современным социалистическим обществом с качественным государственным управлением. Такой Китай станет ведущей мировой державой, занимающей высокое место среди стран с развитой экономикой.

XIX съезд партии отчасти уже разметил путь между этими двумя столетними целями: как только будет достигнута первая цель, задачей страны станет модернизация китайского общества к 2035 году. Модернизированный Китай превратится в мирового лидера в сфере инноваций, это будет страна с чистой природой, с массовым средним классом и со значительно сократившимся разрывом между городом и селом в темпах экономического роста, качестве государственных услуг и стандартах жизни.

Для достижения этих целей, в первую очередь, необходимо, чтобы руководство Китая понимало, на каком этапе сейчас находится процесс развития страны. В этом смысле позитивным является признание китайскими лидерами на последнем съезде партии того факта, что Китай сейчас находится – и будет находиться – на первом этапе социализма. Это означает, что Китай обязан ставить перед собой задачи, прежде всего, экономического развития в расчёте на то, что экономический рост позволить решить проблемы страны.

В связи с этим, высшее китайское руководство пообещало продолжить проведение структурных реформ и либерализации экономики. Эта работа опирается на решения, принятые в 2013 году на Третьем пленуме Центрального комитета КПК 18-го созыва, согласно которым рынку должна быть предоставлена «решающая роль» в распределении ресурсов.

Как указывалось на XIX съезде партии, для выполнения этих решений Китаю будет необходимо защищать права частной собственности и предпринимательство. Это очень важно, поскольку частный сектор обеспечивает более 60% ВВП Китая, 50% налогов страны, 70% её технологических и продуктовых инноваций, а также 80% рабочих мест, хотя при этом он потребляет менее 40% ресурсов.

В том, что касается либерализации, Китай обязуется проводить политику дальнейшего открытия рынков для торговли и иностранных инвестиций, защищая при этом законные права и интересы иностранных инвесторов. В рамках этой работы правительство начинает создавать новые зоны свободной торговли и изучает возможность открытия портов свободной торговли в некоторых регионах.

Считается, что Китай может достигнуть цели превращения в страну с высоким уровнем доходов к 2035 году. Однако для этого стране придётся поддерживать темпы роста производительности труда на уровне, как минимум, 5% в год в течение ближайших 15-20 лет. Такой результат будет зависеть от успешного повышения темпов урбанизации и ускорения технологического прогресса.

Ключом к успеху станет такое руководство страны, которое способно эффективно адаптироваться к изменению внутренних и внешних условий и справляться с рисками, накопленными за несколько минувших десятилетий. Например, ему придётся заняться проблемой роста неравенства в доходах, вызванным, главным образом, огромной разницей в доходах в городе и на селе, хотя разница в доходах жителей городов также растёт. В 2014 году размер подушевого дохода 5% самых богатых домохозяйств составил 53300 юаней ($8024), а доход 5% самых бедных домохозяйств равнялся всего лишь 1600 юаням.

По данным опросов Центра исследований финансового состояния китайских домохозяйств (CHFS), коэффициент Джини в Китае, а это наиболее общепринятый индикатор неравенства, вырос с 0,238 в 1983 году до 0,491 в 2008 году. В 2010 году он достиг рекордного уровня 0,61, а в 2012 году составил 0,60 (это намного выше официальных цифр – 0,481 и 0,474 соответственно). В 2016 году коэффициент Джини упал до 0,465, однако эта цифра по-прежнему выше уровня, наблюдаемого в крупных развитых странах – 0,24-0,36.

Китай сталкивается и с проблемой роста неравенства в распределении богатства. В 1988 и 1995 годах коэффициент Джини, показывающий неравенство богатства между домохозяйствами, равнялся всего лишь 0,34 и 0,4 соответственно. Но он рос, достигнув пика в 2010 году – 0,739. В 2014 году беднейшие 25% домохозяйств владели менее 2% совокупного богатства страны, в то время как 1% самых богатых – одной третью.

Если Китай не сможет обуздать неравенство, это негативно повлияет на долгосрочный рост экономики. Однако благодаря чёткому плану развития и сильному лидеру, чьё политическое могущество гарантирует продолжение реформ, Китай хорошо позиционирован для решения стоящих перед ним проблем и продолжения беспрецедентных экономических успехов.

Впрочем, даже если страна и достигнет своих целей в 2050 году, её проблемы не закончатся: китайскому руководству придётся иметь дело со стареющим населением. Согласно пересмотренным в 2017 году «Прогнозам численности мирового населения» ООН, к 2050 году 36,5% населения Китая будет старше 60 лет. Медианный возраст может увеличиться до 49,6 лет; это близко к японскому уровню 53,3 года и выше, чем в Швеции, Великобритании, Евросоюзе и США. Этот факт подчёркивает, насколько важно китайскому руководству принимать правильные решения, поставив страну на стабильный фундамент к 2050 году.

http://prosyn.org/PKZtp33/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now