Viktoria Rodriguez/EyeEm/Getty Images

Британия нуждается в импортозамещении

ЛОНДОН – Самым ярким экономическим следствием референдума о выходе Британии из ЕС стал крах фунта стерлинга. С июня фунт обесценился на 16% к корзине валют. Мервин Кинг, возглавлявший ранее Банк Англии, приветствовал снижение курса, назвав это «позитивной переменой». Поскольку дефицит счёта текущих операций Британии сейчас превышает 7% ВВП (а это самый высокий показатель с момента начала сбора этих данных в 1955 году), девальвацию действительно можно было бы воспринимать как благо. Но так ли это?

Экономисты обычно доказывают, что выравнивать платёжный баланс страны надо путём девальвации валюты: импорт подорожает, экспорт подешевеет, и в результате, объёмы импорта упадут, а экспорта возрастут. Повышение цен на импорт, то есть чистый убыток для страны, будет компенсировано ростом уровня занятости и зарплат, благодаря улучшению конкурентных позиций экспортных отраслей страны.

Но магия валютной девальвации работает только в том случае, если после падения курса повышается спрос на экспорт (или, как выражаются экономисты, ценовая эластичность спроса на экспорт должна быть высокой). А как показывают различные исследования, ценовая эластичность спроса на британский экспорт – низкая. К примеру, в новой работе Франческо Айелло, Грациеллы Бонанно и Алессии Виа из Европейской группы изучения торговли (ETSG) говорится, что «в Великобритании долгосрочный уровень экспорта выглядит несвязанным с реальным валютным курсом».

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/9geGcdo/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.