Indian Prime Minister Narendra Modi and Japan's Prime Minister Shinzo Abe Sam Panthaky/Getty Images

Новая Антанта в Азии

ПЕРТ – Президент США Дональд Трамп прибывает в Азию в тот момент, когда ситуация с безопасностью  в регионе практически накалилась добела. Признавая, что мировой «центр тяжести смещается в Индийско-Тихоокеанский регион», госсекретарь США Рекс Тиллерсон призвал демократические державы этого региона к «более активному сотрудничеству и взаимодействию». И они, в том числе и сами США под руководством Трампа, должны внять этому призыву. Более того, только альянс демократических стран способен обеспечить прочный порядок, основанный на правилах, и стабильный баланс сил в этом экономически самом динамичном регионе мира.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

По словам Тиллерсона, Китай совершает в последние годы «провокационные действия», в частности, в Южно-Китайском море, которые бросают вызов международным законам и нормам. И такое поведение будет продолжаться, или даже обостряться. В октябре XIX съезд Коммунистической партии Китая фактически короновал председателя КНР Си Цзиньпина императором страны, а именно Си является инициатором силовой вешней политики, служащей достижению его цели – превратить Китай в глобальную супердержаву.

Накануне Первой мировой войны быстрый подъём Германии привёл к возникновению «тройственного союза» (Антанты) между Францией, Россией и Великобританией. Аналогичным образом, растущая самоуверенность в поведении Китая является мощным стимулом, подталкивающим демократические страны Азиатско-Тихоокеанского региона к созданию сильной коалиции. Недавние события в Южно-Китайском море ясно показали, что ни одна держава в одиночку не может заставить Китай заплатить высокую цену за его территориальный ревизионизм на земле и суше, а уж тем более убедить китайское руководство сменить курс.

Это не означает, что ни одна страна не в состоянии встать на пути Китая. Этим летом Индия противостояла поигрывающему мускулами соседу в пограничном конфликте, длившемся десять недель. Под предлогом строительных работ Китай пытался изменить статус-кво на отдалённом гималайском плато Доклам, то есть точно тем же способом, который он часто применяет в Южно-Китайском море. Но Индия вмешалась и остановила этот китайский строительный проект. Если бы администрация президента Барака Обамы продемонстрировала аналогичную решимость в Южно-Китайском море, тогда у Китая, наверное, сейчас бы не было там семи милитаризированных искусственных островов.

В любом случае для серьёзных перемен во внешней политике Китая и стабилизации баланса сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе необходимо, чтобы при решении любых проблем не просто одна страна держала оборону. США, которые готовы применять новые инструменты; более уверенные в своих силах Япония и Индия; Австралия, недовольная вмешательством Китая в её внутренние дела, – все они должны работать вместе ради обуздания китайского поведения.

Хорошая новость в том, что ключевые демократические страны региона уже начали создавать такую Антанту. В первую очередь, американские отношения с Индией переживают, как выразился Тиллерсон, «глубокую трансформацию»: обе страны становятся «глобальными партнёрами, их стратегии сближаются». США проводят теперь больше совместных военных учений с Индией, чем с какой-либо любой другой страной. Такое сотрудничество помогает обеим странам реализовать идею Тиллерсона о выполнении роли «восточного и западного маяков в Индийско-Тихоокеанском регионе».

Сотрудничество с Японией также углубляется. В этом году учения «Малабар» (ежегодные военно-морские учения в Индийском океане с участием США, Индии и Японии) стали самым крупными и комплексными за четверть века, то есть за всё время их проведения. Целью учений было уничтожение вражеских подводных лодок, в них приняли участие 7000 человек только от США и – впервые – авианосцы всех трёх флотов (атомный американский «Нимиц»», японский вертолётоносец «Идзумо», индийский авианосец «Викрамадитья»).

Как подчеркивает Тиллерсон, трёхстороннее взаимодействие США, Индии и Японии уже приносит большую пользу. Однако в этом сотрудничестве «есть пространство и для других стран, в частности, Австралии, для выполнения общих задач и инициатив».

Пока что Австралия пытается уклониться от необходимости выбора между своим союзником в сфере безопасности (США) и своим главным экономическим партнёром (Китаем). Несмотря на недавние заявления министра обороны Мариз Пейн о том, что «Австралия очень заинтересована в четырёхстороннем взаимодействии с Индией, Японией и США», правительство страны, похоже, перестраховывается. Например, когда в этом году Австралия проявила интерес к возобновлению своего участия в учениях «Малабар» (она отказалась от этого участия десять лет назад в угоду Китаю), речь шла об участии лишь в качестве «наблюдателя».

Такой подход является несостоятельным. Если Австралия хочет освободиться от китайского вмешательства, ей придётся перестать ограничиваться внедрением новых мер безопасности внутри страны и взять на себя более активную роль в защите правил и норм за рубежом – на земле и на море.

В предстоящие годы баланс сил в Индийско-Тихоокеанском регионе будет определяться в первую очередь событиями в Индийском океане и на Дальнем Востоке. Это означает, что для сдерживания Китая потребуются, во-первых, усилия по ограничению морской активности этой страны, в частности, меры по защите критических важных морских путей и развитию системы обмена морской информацией (MDA), а во-вторых, геоэкономические инициативы противодействия китайскому давлению на меньшие страны. Все демократические державы Азии обязаны принять в участие в этой работе.

Призывы США к углублению сотрудничества позитивны для данного процесса, однако Соединённым Штатам необходимо уделять значительно больше внимания агрессивному и поднимающемуся глобально Китаю, а не закатывающейся России. Убедительная победа премьер-министра Японии Синдзо Абэ на последних всеобщих выборах в этой стране также должна помочь дальнейшему развитию данного сотрудничества, ведь именно Абэ вынашивает идею создания «демократического алмаза безопасности» в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Разумеется, Антанта демократических стран Азии вряд ли примет форму формального союза. Целью демократических держав должно стать достижение широкого стратегического взаимопонимания, опирающегося на общие ценности. Ведь именно эти ценности их и отличают. Тиллерсон признаёт, что, хотя предстоящий визит Трампа в Пекин несомненного привлечёт большое внимание в мире, у США не может быть с антидемократическим Китаем таких же отношений, как с крупной демократической страной.

Налаживая сотрудничество, демократические державы Индийско-Тихоокеанского региона поддержат инклюзивный, основанный на правилах порядок, служащий фундаментом для мира, процветания, стабильности и свободы мореплавания в регионе. Это единственный способ помешать попыткам Китая утвердиться в качестве гегемона антилиберального регионального порядка.

http://prosyn.org/16d1cJb/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now