После бога, обманувшего надежды

Кто-то сказал, что говорить о нравственности в политике - это все равно, что обсуждать вегетарианство с каннибалами. Похоже, многие люди согласны с этим утверждением - и не без причины. Стремление к деньгам и власти бесстыдно вытеснило принципы нравственности и моральные обязательства из политической и экономической сфер жизни, да и те, что остались, явно претерпели существенные изменения.

Результат очевиден: в сегодняшнем мире «порядок» отражает баланс интересов, сохраняемый преимущественно насильственным образом, будь то посредством оружия или финансового давления. Однако возможно и нечто другое, отличное от этого «казарменного порядка». Это можно назвать порядком церковного хора, где людей объединяет общая культура и общие ценности.

Одна из причин полного отсутствия ценностей в «политике с позиции силы» заключается в том, что сегодняшние лидеры приходят к власти, произнося слова, истинный смысл которых так и остается вне проводимой ими политики. Более того, у человечества больше нет таких духовных лидеров как Ганди, Швейцер и Кинг, чьи учения, по-видимому, оказались бессильными перед фетишами нового времени, такими как успех, рациональность, своекорыстие и жажда наживы.

Конечно, так называемому цивилизованному миру так и не удалось воплотить в жизнь ни одну утопическую идею. Как человеку, родившемуся в бывшем Советском Союзе, мне хорошо известны жестокость и отчаяние, сопровождающие такие попытки.

Но это не означает, что все старания построить мир, в котором было бы больше нравственности и справедливости, обречены на провал. Пережив эпохи господства таких противоположных по своей сути идеологий как капитализм, коммунизм и, совсем недавно, рыночный фундаментализм, большинство людей больше не стараются найти ответы на волнующие их вопросы в идеологических клише и движущей, очищающей силе политической определенности. Принудительной гармонизации положен конец, что дает возможность появления новых добровольных форм социального согласия.

Чтобы начать осуществление вышесказанного, по моему мнению, необходимо предпринять следующие действия. В первую очередь, мир должен серьезно задуматься над таким абсолютно неприемлемым явлением, каким является насилие со стороны государства, направленное на принуждение общества к подчинению установленным нормам и дисциплине. Такое насилие неоправданно и несправедливо, потому что физически и морально подавляет и запугивает человека. Чтобы остановить его, однако, государство должно быть лишено возможности насаждать догмы, традиции и стереотипы, вызывающие разногласия и сеющие рознь в обществе.

SPRING SALE: Save 40% on all new Digital or Digital Plus subscriptions
PS_Sales_Spring_1333x1000_V1

SPRING SALE: Save 40% on all new Digital or Digital Plus subscriptions

Subscribe now to gain greater access to Project Syndicate – including every commentary and our entire On Point suite of subscriber-exclusive content – starting at just $49.99.

Subscribe Now

Это может произойти только в том случае, если ввести в действие хорошо продуманную и тщательно спланированную систему «сдерживающих и уравновешивающих сил», способную сдержать могущественные, объединенные общими интересами формирования - и, прежде всего, государство - в их стремлении к влиянию и власти. И сдерживать необходимо не только политические силы. Например, в условиях явного желания отдельных личностей сосредоточить в своих руках большой капитал, владельцам крупных пакетов акций компаний не должно быть позволено причинять вред интересам мелких акционеров, которыми, как правило, являются простые граждане.

Это подводит меня ко второму необходимому преобразованию - систематическому отделению государственной власти от капитала. Даже в самых старых демократических государствах успех кандидатов на выборные должности часто зависит не от их ума и способности руководить, а от размера средств, израсходованных ими на предвыборную кампанию. Получение власти посредством капитала и обращение ее в незаслуженные прибыли с этого капитала должно быть пресечено.

Вы спросите, можно ли провести границу между властью и капиталом? Да, можно. Я заявляю это как человек, создавший значительный капитал и затем сменивший вид деятельности, чтобы заняться культивацией нравственности в политике. Законы могут сделать разделение капитала и политической власти ясными и очевидными для всех. Но, к сожалению, желание осуществить такое разделение отсутствует у большинства власть имущих.

В продолжение вышесказанного, средства массовой информации также должны быть отделены от власти и интересов крупного капитала. В Европе, Америке и Японии происходит сосредоточение средств массовой информации в руках небольшого числа лиц, что справедливо беспокоит граждан этих стран, особенно когда владельцы СМИ переходят от формирования общественного мнения к формированию правительств. Насколько же больше, в таком случае, должна беспокоить такая концентрация владения СМИ в странах с недавно установившейся демократией, а также в развивающихся странах, где обычно отсутствуют средства защиты гражданского общества?

Все вышеописанные реформы предполагают независимую судебную власть. Должна быть обеспечена автономность судей, что возможно только в том случае, если люди доверяют судьям и верят в справедливость вынесенных судом решений. В государствах, где правосудие находится в руках богатых и могущественных, это может показаться невозможным, однако отдельные судьи могут оказать и оказывают сопротивление власти. Такие смелые поступки необходимо поддерживать, так как именно они могут привести к преобразованию всей системы правосудия.

По существу, нравственность требует, чтобы деньги перестали служить решающим фактором в политике. Там, где правят деньги, одни люди впадают в депрессию и апатию, в других проявляется жестокость и беспощадность, а в детях воспитывается агрессия. Деньги не должны делить людей, особенно в политике, на сильных и слабых, а государства - на благополучные и неблагополучные. Денежный фундаментализм должен подвергнуться постепенному и упорному искоренению.

Конечно, предлагаемые мной преобразования могут показаться слишком хорошими, чтобы быть осуществимыми. В защиту своей точки зрения я хотела бы привести слова недавно скончавшегося философа Джона Роулза из Гарвардского университета, считавшего, что теория, независимо от того, насколько она хороша, должна быть забыта или пересмотрена, если доказана ее ошибочность. Из этого можно сделать вывод, что мировой порядок и институты, независимо от того, насколько успешно и эффективно они функционируют, должны быть преобразованы, если доказана их несправедливость.

Наверное, только немногие люди из пост-советских государств способны представить себе политику так, как представлял ее Роулз, т.е. в свете истинных принципов нравственности и справедливости. Нашим новорожденным государствам была дана возможность создать такую политическую систему на руинах «бога, обманувшего надежды». Борьба оказалась тяжелой и жестокой, но, несмотря на все перипетии и бедность, я верю, что моя страна в состоянии внести существенный вклад в достижение этой цели.

https://prosyn.org/9rpa96tru