Skip to main content

lwanda3_LUIS TATOAFPGetty Images_nigeriawomanelectionposters Luis Tato/AFP/Getty Images

Безучастная молодёжь Африки

АДДИС-АБЕБА – Африка, где почти 60% населения младше 25 лет, является самым молодым регионом в мире. Но при этом многие признают, что эта молодёжь зачастую остаётся позади. У молодых людей нет адекватных экономических перспектив, они могут быть исключены из общественной и политической жизни. Если не решить проблему социально-экономического и политического участия молодёжи, достижение многих из поставленных ООН «Целей устойчивого развития» (ЦУР) окажется невозможным.

Когда молодые люди участвуют в экономической и политической жизни своего общества, они не только становятся более производительными; они также способствуют повышению стабильности и развитию в местах своего проживания и в стране в целом. И это тем более касается континента, где к 2050 году численность населения младше 25 лет превысит 830 млн человек.

Тем не менее, сегодня медианный возраст африканских лидеров равен 62 годам. Это выше аналогичного показателя в странах ОЭСР. На последних всеобщих выборах в ЮАР, состоявшихся в мае, 46% из девяти миллионов потенциальных избирателей, которые не зарегистрировались для голосования, принадлежали к возрастной категории от 20 до 29 лет (таковы данные Независимой избирательной комиссии).

На долю молодёжи приходится 60% африканских безработных. В странах северной Африке уровень молодёжной безработицы в среднем составляет 25%. И хотя в странах Африки южнее Сахары этот показатель ниже, этот факт объясняется главным образом тем, что данные цифры не включают значительное количество молодых работников  с нестабильной занятостью или занятостью в неформальном секторе.

Центр Африки при Программе развития ООН хочет помочь изменить сложившуюся ситуацию, способствуя тем самым достижению всем миром своей важнейшей миссии, закреплённой в программе ЦУР: никого не оставить позади. Именно поэтому мы занимаемся разработкой «Индекса социально-экономического и политического неучастия молодёжи» (SPDI), который состоит из десяти равновзвешенных индикаторов, включая образовательный статус, денежные доходы, участие в выборах и даже участие в протестах или демонстрациях.

В этом индексе используется комплекс данных, полученных благодаря опросам Afrobarometer, и на сегодня он охватывает 12 стран: Ботсвана, Гана, Лесото, Малави, Мали, Намибия, Нигерия, ЮАР, Уганда, Танзания, Замбия и Зимбабве. Уже сегодня он позволяет сделать как минимум три важных вывода, которые должны направлять дальнейшие политические решения.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Во-первых, расширение экономических, социальных и политических свобод может быть крайне полезно для активизации участия молодёжи. В период с 2001 по 2016 годы доля невовлечённой молодёжи во всех 12 странах значительно сократилась (в среднем с 12% до 6%), а число индикаторов, которые показывали отсутствие участия, снизилось с четырёх до трёх. Данный прирост сильно коррелирует с расширением свобод.

Например, в Мали вовлечённость молодёжи достигала пиковых значений в 2001, 2005 и 2008 годах, то есть в течение 12-летнего периода, когда Freedom House классифицировал эту страну как «свободную» с точки зрения политических прав и гражданских свобод. В 2012 году, когда Freedom House перевёл Мали в категорию «несвободных» стран, вовлечённость упала на 7%. Страна вернула обратно эти потерянные 7% в 2016 году, то есть спустя три года после её перевода в категорию «частично свободных» стран.

Но отсутствие свобод является не единственным препятствием на пути политического и социально-экономического участия молодёжи. Вечная неспособность африканских стран построить стабильную, диверсифицированную экономику, защищенную от  волатильности мировых цен на сырьё, также тормозит прогресс. И это второй вывод из индекса SPDI.

Когда в Малави стратовали первые коммерческие горнорудные работы, доля неучаствующей молодёжи снизилась с 68% в 2008 году до 45% в 2012 году. Но в 2014 году горнорудные работы были приостановлены из-за спада мировых цен на уран. Уровень неучастия молодёжи быстро взлетел вверх, достигнув 65% в 2016 году.

Если же говорить в целом (и это третий вывод из индекса SPDI), несмотря на определённый прогресс в повышении степени политической и социально-экономической вовлечённости молодёжи, этот прогресс недостаточно быстр. Доля африканских молодых людей, которые не имеют работы, не учатся и не проходят профессиональную подготовку (так называемая группа NEET), снизилась всего на 7% в период с 2005 года по 2016-й, когда ничего не делала почти половина африканской молодёжи (47%). Такими темпами 12-ти странам, включённым в индекс SPDI, потребуется как минимум 40 лет, чтобы только сократить вдвое долю группы NEET.

Фактически это торпедирует достижение ЦУР №8: «содействие поступательному, всеохватному и устойчивому экономическому росту, полной и производительной занятости и достойной работе для всех». А если она не будет достигнута, под угрозой окажется прогресс на пути к другим целям, начиная от ЦУР №1 («повсеместная ликвидация нищеты во всех её формах») и заканчивая ЦУР №16 («содействие построению миролюбивого и открытого общества в интересах устойчивого развития, обеспечение доступа к правосудию для всех и создание эффективных, подотчётных и основанных на широком участии институтов на всех уровнях»).

Кроме того, сохраняющийся дефицит молодёжного участия, скорее всего, будет усиливать социальную и политическую нестабильность. По данным Всемирного банка, 40% людей, вступающих в ряды повстанческих движений, мотивированы отсутствием экономических перспектив.

Для африканских правительств – а также для их международных партнёров – повышение политической и социально-экономической вовлечённости молодёжи является важнейшей задачей. Индекс SPDI способен помочь направить их действия, показывая, кто именно остаётся позади, и давая возможность заинтересованным участникам отслеживать прогресс и корректировать соответствующим образом свои стратегии.

На сегодня вывод из индекса SPDI очевиден. Африка движется в правильном направлении, но она движется слишком медленно. Для того чтобы континент воспользовался своим изобилием молодёжи, а не оказался им подавлен, барьеры на пути расширения участия молодёжи – от избыточной сырьевой зависимости до слабости гражданских свобод – должны быть срочно устранены.

https://prosyn.org/jUZHsqNru;
  1. palacio101_Artur Debat Getty Images_earthspaceshadow Artur Debat/Getty Images

    Europe on a Geopolitical Fault Line

    Ana Palacio

    China has begun to build a parallel international order, centered on itself. If the European Union aids in its construction – even just by positioning itself on the fault line between China and the United States – it risks toppling key pillars of its own edifice and, eventually, collapsing altogether.

    5
  2. rajan59_Drew AngererGetty Images_trumpplanewinterice Drew Angerer/Getty Images

    Is Economic Winter Coming?

    Raghuram G. Rajan

    Now that the old rules governing macroeconomic cycles no longer seem to apply, it remains to be seen what might cause the next recession in the United States. But if recent history is our guide, the biggest threat stems not from the US Federal Reserve or any one sector of the economy, but rather from the White House.

    3
  3. eichengreen134_Ryan PyleCorbis via Getty Images_chinamanbuildinghallway Ryan Pyle/Corbis via Getty Images

    Will China Confront a Revolution of Rising Expectations?

    Barry Eichengreen

    Amid much discussion of the challenges facing the Chinese economy, the line-up of usual suspects typically excludes the most worrying scenario of all: popular unrest. While skeptics would contend that widespread protest against the regime and its policies is unlikely, events elsewhere suggest that China is not immune.

    4
  4. GettyImages-1185850541 Scott Peterson/Getty Images

    Power to the People?

    Aryeh Neier

    From Beirut to Hong Kong to Santiago, governments are eager to bring an end to mass demonstrations. But, in the absence of greater institutional responsiveness to popular grievances and demands, people are unlikely to stay home.

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions