Mother with her newborn baby Getty Images

Война Трампа против материнского здоровья

ВАШИНГТОН – В декабре 2014 года Саломе Карва попала на обложку журнала Time как «Человек года». Медсестра из Либерии не просто выжила во время эпидемии Эболы в своей стране, но и помогла множеству пациентов, которые поступали к ней в палату для заболевших этой лихорадкой. Карва стала героем, но её ждал трагический финал. Год назад она умерла из-за осложнений при родах. Каждый месяц от этой причины гибнет в два раза больше человек, чем умерло за всё время эпидемии Эболы.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Роды всегда были опасны и для женщин, и для новорожденных. В XIX веке каждая сотая  беременность в Европе заканчивалась смертью матери. В 1847 году венгерский акушер Игнац Земмельвайс продемонстрировал, что можно значительно сократить материнскую смертность в больнице, просто заставив врачей стерилизовать руки. Но его открытие игнорировалось до тех пор, пока десять с лишним лет спустя Луи Пастер не начал популяризировать микробную теорию болезней.

Во многих странах, включая Либерию, уровень материнской смертности сегодня так же высок, как в Европе в викторианскую эпоху. Хотя с 1990 года уровень материнской смертности в мире снизился почти вдвое, до сих пор из-за осложнений, связанных с беременностью каждый день, согласно оценкам, умирают 830 женщин. Подавляющее большинство этих смертей были вызваны осложнениями, которые можно было предотвратить, например, кровотечениями или инфекциями. По данным Всемирной организации здравоохранения, множество материнских жизней можно было спасти, просто вводя окситоцин для остановки кровотечения, используя стерильные инструменты при родах, откладывая беременность до взрослого возраста.

Конечно, комплексные проблемы, такие как нищета, гендерная дискриминация, плохая инфраструктура, тоже способствуют материнской смертности. Но эти проблемы не являются нерешаемыми. Многие страны значительно улучшили показатели материнского здоровья, они применяют инновационные модели, которым могут следовать другие страны. В Бангладеш для предоставления медицинских услуг населению отдалённых регионов используется телемедицина. В Перу роддома обеспечивают нуждающихся женщин местом для проживания и питанием рядом с больницами. А в Китае и Вьетнаме меры по расширению участия женщин в экономической деятельности помогают им зарабатывать достаточно денег, чтобы позволить себе адекватные медицинские услуги.

Многие из этих успешных историй стали возможны благодаря программам международной финансовой помощи развитию: количество средств направляемых на улучшение здоровья матерей неуклонно росло с 2010 по 2015 годы. США могут гордиться своей лидирующей ролью в этих усилиях, поддерживаемых обеими партиями. Администрация Джорджа Буша-младшего обязалась выделить более $16 млрд на «Чрезвычайный план президента по борьбе со СПИД» (PEPFAT) и «Инициативу президента по борьбе с малярией». И эти обязательства США в области борьбы со СПИДом и малярией во всём мире были расширены при администрации Барака Обамы. Когда в 2014 году эпидемия Эболы в Западной Африке вырвалась из-под контроля, США возглавили мировые усилия по перенаправлению финансовых и человеческих ресурсов на борьбу с этим кризисом.

Однако при президенте Дональде Трампа курс Соединённых Штатов развернулся. Начать с того, что США свернули финансирование Фонда ООН в области народонаселения (UNFPA). Это агентство ООН предоставляет услуги репродуктивной медицины и семейного планирования беженцам и другим женщинам, пострадавшим от гуманитарных кризисов.

Кроме того, администрация Трампа стала активней применять так называемую «политику Мехико», известную также как «правило глобального кляпа». Это правило запрещает организациям, получающим финансирование от США, предоставлять информацию или консультации по вопросам абортов, причём даже в тех странах, где аборты легальны. При предыдущей республиканской администрации данное правило касалось только $600 млн, которые целевым образом направлялись на семейное планирование. А в современной реинкарнации этого правила оно применяется ко всем организациям, которые получают любые виды американского финансирования в рамках помощи глобальному здравоохранению. В прошлом году эта сумма составила $8,8 млрд.

Драконовские методы администрации Трампа особенно опасны для новорожденных и матерей. Во многих странах мира местные организации, предоставляющие услуги семейного планирования, материнской и детской медицины, а также занимающиеся профилактикой ВИЧ/СПИД и лечением малярии, нередко оказываются первой и единственной линией защиты для беременных женщин, которым грозят осложнения.

К сожалению, пренебрежение материнским и детским здоровьем со стороны администрации Трампа не ограничивается её политикой в сфере финансовой помощи зарубежным странам. В последние годы в США – в отличие от многих других стран – наблюдается рост материнской смертности: сейчас в США самый высокий уровень материнской смертности среди развитых стран. Тем не менее, Трамп и республиканцы-конгрессмены предпринимают шаги с целью запретить финансирование организации Planned Parenthood как на уровне федерального бюджета, так и бюджетов штатов. Эта организация обеспечивает жизненно необходимыми медицинскими услугами миллионы беременных женщин и матерей.

Для понимания опасностей, которым могут из-за этого подвергнуться женщины, достаточно взглянуть на штат Техас. В 2011 году этот штат сократил финансирование Planned Parenthood в рамках идеологической кампании против контрацепции и абортов. В результате, с 2010 по 2015 годы уровень материнской смертности в этом штате почти удвоился, а женщинам в Техасе теперь с гораздо большей вероятностью грозит смерть при родах, чем женщинам в Таджикистане. Этому положению способствовали, наверное, разные факторы, но сокращение доступности услуг семейного планирования и репродуктивного здоровья явно усугубили проблему.

Лидерство США когда-то помогало активизировать международную поддержку при решении таких проблем, как например ВИЧ/СПИД, и точно так же выбранные сейчас Америкой подходы могут дать импульс изоляционистским и антифеминистским силам во всём мире. Например, в Польше ультраправое правительство партии «Право и справедливость» уже попыталось запретить аборты, причём даже в тех случаях, когда жизнь матери находится в опасности. К счастью, эта попытка провалилась. Тем не менее, польский парламент отверг законопроект о финансировании услуг, аналогичных тем, что предоставляет Planned Parenthood – экстренная контрацепция, медицинский уход, сексуальное образование.

В начале марта мир отмечал Международный женский день, а в мае в США и некоторых других странах будет отмечаться День матери. Это повод для каждого из нас задуматься над тем, как можно было бы увеличить финансирование материнского и женского здоровья и внимание к этому вопросу, если бы женщины были более равноправно представлены в правительстве.

Для нас это не абстрактный вопрос. Когда мужчины, подобные Трампу и его товарищам республиканцам, начинают больше заботиться о предотвращении абортов, чем о спасении жизни женщин, тогда во всём мире положение женщин ухудшается. Невозможно даже представить, сколько из тех женщин, которых мы потеряли, обладали таким же огромным потенциалом, как и Саломе Карва, помогая спасать сотни, тысячи или даже миллионы жизней.

Help make our reporting on global health and development issues stronger by answering a short survey.

Take Survey

http://prosyn.org/v9fMc7F/ru;

Handpicked to read next