0

Улицы 2012 года

НЬЮ-ЙОРК. Что принесет новый год мировой волне протестов, поднявшейся в 2011 году? Достигнет ли волна гнева, поднявшаяся в Тунисе, своего пика в Нижнем Манхэттене, или в 2012 году мы увидим распространение политики разногласия?

Ответы тревожны, но вполне предсказуемы: мы, вероятно, увидим гораздо более сильную централизацию подавления сверху вниз и лавину законов в развитых и развивающихся странах, ограничивающих права человека. Но мы также, вероятно, увидим значительную реакцию широких масс.

То, чему мы являемся свидетелями в драме все более глобализированного протеста и репрессий, – это побочный сюжет, которому многие предводители неолиберальной глобализации никогда не уделяли внимания: способность силы глобализированного капитала разрушить власть демократически избранных правительств. С перспективы глобальных корпоративных интересов такие закрытые общества, как Китай, являются более удобными для бизнеса, чем беспокойные демократические страны, в которых профсоюзы, высокие стандарты защиты прав человека и энергичная пресса приводят к увеличению издержек.

Во всем мире ответная реакция на протесты выглядит одинаково, наводя на мысль о том, что государственные и корпоративные учреждения обучаются «передовой практике» подавления разногласий при сохранении демократических фасадов. В Великобритании премьер-министр Дэвид Кэмерон в рабочем порядке оспаривает законы о защите прав человека; лондонская полиция добивается полномочий для использования патронов с пластиковыми пулями (пулями длиной примерно 30 см, приведшими уже примерно к дюжине смертей, в том числе детей, в Северной Ирландии) для подавления мирных протестующих; а полицейский отчет об угрозе терроризма, распространенный среди «доверенных партнеров» (лондонских бизнесменов),включал в себяновые сведения о протестах движения «Захвати» со ссылками на «подозреваемых активистов».