79b4210346f86f680ec1bd05_tb0126c.jpg

Границы китайского пропагандистского наступления

БРЮССЕЛЬ. У многих людей на Западе создается впечатление, что Китай перешел от страны, которая «сохраняет хладнокровие и проявляет сдержанность», в формулировке Дэна Сяопина, к стране, которая любит хорошие международные скандалы. Заключение австралийского руководителя шахт в тюрьму на десять лет, ограничение Google, удерживание на расстоянии Европейский Союз в важном диалоге, а также позволение чиновнику среднего звена грозить пальцем президенту США Бараку Обаме на саммите по вопросам изменения климата в Копенгагене, все же, не лучшие способы убедить партнеров в своих конструктивных намерениях.

Не прибавляют уверенности также воспоминания о том, что Китай, до сегодняшнего дня, упорно разбавлял санкции против Ирана, делал инвестиции в основные военные наступательные системы, а также осуждал западных лидеров в безответственной финансовой политике и протекционизме. Однако это скучное перечисление не столько направлено на то, чтобы подчеркнуть упрямое поведение Китая, сколько на то, чтобы продемонстрировать дилемму, в которой находится страна: если она будет вести себя, как «нормальная» сверхдержава, то мир забудет о многих миллионах людей, которые по-прежнему находятся в бедности.

Кажется, что руководители Китая знают об этой дилемме и в действительности не готовы втянуться в жесткую конкурентную борьбу с Западом или его соседями. Во время последнего Национального Народного Конгресса премьер-министр Китая Вэнь Цзябао подчеркнул, что Китай не должен прыгать выше своей головы и что Народная Республика все еще нуждается в стабильности, если она хочет стать обществом, которое предлагает достойную жизнь всем его гражданам.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/7h6AEyPru