0

Клиника индивидуальности

"Стань самим собой", - писал философ Фридрих Ницше. И вот спустя сто лет миллионы людей принимают совет Ницше близко к сердцу. Но вместо обращения к философии, они используют лекарства и хирургические операции.

"Я становлюсь самой собой благодаря паксилу", - говорит женщина из рекламы этого антидепрессанта; и так, возможно, могли бы сказать те, кто принимает прозак, риталин, ботокс, пропецию, ксеникал, анаболические стероиды, пользуется услугами пластической хирургии, гормональной терапии, хирургии изменения пола. Даже когда люди кардинально изменяют себя, свою личность - психотропными лекарствами, и свое тело - хирургией, они все равно заявляют при этом, что стали "самими собой".

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

"Лишь благодаря стероидам", - пишет культурист Сэмюель Фасселл, - "я выгляжу так, как ощущаю себя изнутри". После смены пола, пишет Жан Моррис, "мне вернули мою личность". Живи Ницше сегодня, он смог бы расхваливать антидепрессанты в угоду компании Пфайзер.

Сегодня многие и не думают искать смысл жизни в Боге, Истине или иных внешних моральных устоях. Напротив, они рассчитывают найти его, заглядывая в себя. Ощущать свои чувства, желания, надежды сегодня, кажется, - неотъемлемая часть полноценной человеческой жизни. Чтобы ощущать жизнь, нужно ощущать себя. Язык самопонимания стал, похоже, естественным способом описания наших ожиданий, душевных болезней и даже трансформаций.

Что здесь внове, так это вовлечение врачей в процесс исполнения этих желаний изменить себя. В последние десятилетия врачи уже привыкли оказывать свою помощь при решении психологических и социальных проблем.

Сегодня врачи выписывают синтетические гормоны роста парням невысокого роста, или пропецию мужчинам средних лет, чтобы излечить их от стыдливости за наличие лысины на голове. После того как улучшение психологического состояния признали достойной целью медицины, круг потенциально излечимых проблем сильно возрос.

Но создают ли успехи этих технологий проблемы? Не обязательно. Ряд лекарств и процедур облегчают тяжелые человеческие страдания. На человека, принимающего антидепрессант, чтобы чувствовать себя "лучше, чем хорошо", приходится тот, кто делает это от безнадёжности жизни. Если смена пола решает проблемы человека, то вопрос о том, является ли это лечением болезни в общепринятом понимании, отпадает сам по себе.

Но трудно не проявлять беспокойства относительно таких самотрансформаций, вызванных медицинским вмешательством. Одна из причин беспокойства была названа философом Маргарет Оливией Литтл " культурным осложнением ". Насколько сложно, как нам кажется, осуждать тех, кто использует наркотики и хирургию для самоизменения в соответствии с эстетическими стандартами, настолько на социальном уровне, в действительности, все эти процедуры усугубляют проблемы, которые должны были решить.

Чем чаще, к примеру, азиаты делают разрез своих глаз европейским с помощью хирургии, тем сильнее становятся социальные нормы, в соответствии с которыми следует стыдиться азиатского разреза глаз. То же касается светлой кожи, крупных бюстов, классических греческих носов или блистательной внешности.

Давление рынка усугубляет эту проблему. В последние годы антидепрессанты стали самым доходным видом лекарств в США. Их применяют не только для лечения сложной клинической депрессии. Их применяют в лечении страха общения, посттравматических стрессов, общих расстройств, навязчивых мыслей, расстройств питания, сексуальных компульсивных состояний и предменструальных ухудшений настроения.

Раньше многие из ��тих расстройств считались редкими, даже несуществующими. Но после создании средства для лечения психиатрических расстройств у фармацевтических компаний появлялся финансовый интерес в том, чтобы врачи как можно чаще ставили такой диагноз. Это может превратить ранее нормальные человеческие качества - стеснительность, страх, меланхолию - в психиатрические проблемы. Чем больше людей убеждено, что свои расстройства они вылечат медикаментами, тем больше медикаментов компании продадут.

Но, возможно, наибольшую тревогу вызывает то, что гарвардский политолог Майкл Сендел назвал "влечение к господству". Сендела беспокоят, скорее, не последствия развивающихся технологий, а то восприятие, которое они отражают - восприятие мира, как нечто, что поддается манипуляциям и контролю.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Как утверждает Сендел, мы, возможно, могли бы конструировать мир, в котором всем был открыт доступ к лекарствам, просветляющим сознание, и косметической хирургии; в котором у атлетов будут безопасные и эффективные препараты; в котором мы могли бы безопасно выбирать и управлять наследуемыми чертами детей и в котором мы ели бы выращенных на фабриках свиней и цыплят, генетически не чувствующих боли.

Но многие из нас не приняли бы такой мир - не из-за его несправедливости и того, что он приведет к росту опасностей и страданий, а из-за того, в какой степени он будет плановым и сконструированным. Мы отвергли бы саму идею о том, что мир существует только для того, чтобы им манипулировали ради блага человека.