9

Разрушение Европы

БЕРЛИН – Еще неделю назад казалось, что самый страшный финансовый кризис Европы закончился. Казалось, что стабильность возвращается. Но внешние проявления оказались обманчивыми. Такой незначительной проблемы (по крайне мере по масштабу), как Кипр, в сочетании с немыслимым уровнем некомпетентности «тройки» (Европейская комиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд), оказалось достаточно, чтобы сделать из мухи слона.

Тогда как рынки оставались спокойными, кипрская проблема в полной мере продемонстрировала политическую катастрофу, которую спровоцировал кризис еврозоны: Европейский Союз распадается изнутри. Нынешний кризис доверия европейцев относительно Европы гораздо более опасен, нежели возобновившееся беспокойство рынка, поскольку доверие не может быть восстановлено очередным вливанием ликвидности со стороны ЕЦБ.

Старый политический порядок Европы строился на конкуренции, недоверии, борьбе за власть и, наконец, войне между суверенными государствами. Он рухнул 8 мая 1945 года и был заменен на систему, основанную на взаимном доверии, солидарности, верховенстве закона и компромиссе. Но поскольку кризис подрывает эти основы, доверие уступает место недоверию, солидарность поддается старым предрассудкам (и даже новым, таким как ненависть бедного юга к богатому северу), а компромисс подавляется диктатурой. И Германия снова оказывается в центре процесса распада.

Все потому, что Германия, признанная самой сильной экономикой ЕС, применяла стратегию по преодолению кризиса еврозоны, которая работала в стране в начале этого тысячелетия, но в абсолютно других внутренних и внешних экономических условиях. Для проблемных государств Южной Европы немецкое сочетание жесткой экономии и структурных реформ оказывается фатальным, потому что решающие третий и четвертый компонент ‑ облегчение долгового бремени и экономический рост – полностью отсутствуют.