3

Лучше системы THAAD, чем ад

ВАШИНГТОН – Действуя в партнёрстве с американской армией, Южная Корея продвигается вперёд с планами размещения передовой системы противоракетной обороны, известной как THAAD (сокращение от Terminal High Altitude Area Defense, то есть «оборона в зоне больших высот на финальной стадии полёта ракеты»). Это решение южнокорейского президента Пак Кын Хе вызвало споры: Россия и Китай возражают, при этом некоторые эксперты предсказывают начало «новой Холодной войны».

Однако Китаю и России следовало бы приветствовать размещение THAAD. Оно помогает уменьшить угрозу, что Южная Корея и Японии прибегнут к другим вариантам обороны, в том числе к разработке ядерного оружия.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

У Южной Кореи и Японии есть уважительная причина для укрепления обороны. Угроза агрессии со стороны Северной Кореи реальна и не исчезнет в ближайшее время. В Северной Корее наблюдается эскалация агрессивной риторики и поведения, при этом страна наращивает свой военный потенциал, включающий оружие массового поражения, баллистические ракеты дальнего действия, армейские части особого назначения и кибервойска.

США неоднократно предупреждали Северную Корею, что она не должна стремиться к обладанию ядерным оружием и баллистическими ракетами, но безрезультатно. Дипломатические меры, как санкции, так и поблажки, не смогли остановить КНДР.

Многие жители Южной Кореи и Японии начали сомневаться в надёжности американских гарантий обороны этих стран от нападения извне. Ряд недавних событий подорвал авторитет США: начиная с того, что президент Барак Обама не выполнил угрозу принять меры в случае, если в Сирии будет нарушена «красная черта» – использовано химическое оружие, и заканчивая тем, что Республиканская партия номинировала своим кандидатом в президенты Дональда Трампа.

Трамп уже сделал угрозу распространение ядерного оружия в Азии более вероятной. Недавно он пожаловался газете New York Times, что США тратят слишком много денег на противоракетную оборону и размещение войск в Южной Корее и Японии. Он пообещал, что в случае избрания потребует от обеих стран вкладывать больше средств в собственную оборону. Если они не захотят сделать это добровольно, заявил Трамп, «я абсолютно готов сказать этим странам: “Поздравляю, теперь вы сами будете себя защищать”».

Некоторые члены правящей в Южной Корее консервативной партии Сэнури сейчас открыто призывают к получению ядерного оружия. Они уверены, что это поможет предотвратить нападение Северной Кореи и заставит Китай усилить давление на своего подопечного, чтобы тот свернул программы вооружения.

Если Южная Корея создаст ядерный арсенал, тогда Япония, вероятно, сделает то же самое, особенно если вспомнить об агрессивном упорстве Китая в его претензиях на оккупированные Японией острова Сенкаку (которые в Китае называют острова Дяоюйдао). Япония обладает ��игантскими запасами выделенного плутония и у неё есть технические ресурсы, позволяющие ей быть «виртуальной ядерной державой»: не имея ядерного оружия на руках, она может при необходимости быстро его создать.

Получив ядерное оружие, Южная Корея и Япония рискуют поставить под угрозу свои отношения с США и могут подвергнуться экономическим и энергетическим санкциям. А в случае с Южной Кореей подобные действия могут реально дать старт новой Холодной войне или даже чему-то похуже. Ядерное противостояние на Корейском полуострове будет определяться желанием обеих противников ударить первым, чтобы ликвидировать возможности другого контратаковать.

Если отмести этот апокалиптический сценарий, ядерное оружие вряд ли поможет предотвратить мелкие провокации. Вероятность американской ядерной атаки не помешала Северной Корее потопить боевой южнокорейский корабль в 2010 году.

Более того, если у Южной Кореи и Японии появится ядерное оружие, результатом этого может стать региональная – или даже глобальная – гонка вооружений. И далеко не каждая страна, стремящаяся к созданию собственного ядерного арсенала, будет благоприятно настроена в отношении Запада. Это будет крайне опасный сценарий: при прочих равных рост числа ядерных стран повышает угрозу ядерной войны, ядерного терроризма и ядерных аварий.

На этом фоне аргументы в пользу THAAD очевидны. США, Южной Корее и Японии надо сотрудничать в сфере ПРО, которая должна стать первой линией регионального сдерживания. Одновременно им следует укреплять и размещать менее компактно уязвимые мишени, углублять трёхсторонний обмен разведданными о северокорейских угрозах, совместно с международным сообществом добиваться остановки программ вооружения в Северной Корее.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Эффективность сдерживания трудно доказать. Просто по определению, если оно работает, ничего не происходит. Если атаку той или иной страны удалось предотвратить, это не событие. Скептики могут убедительно доказывать, что вероятный агрессор на самом деле и не планировал никого атаковать, или что он отказался от атаки по другим причинам.

Тем не менее, история говорит сама за себя: с 1953 года Северная Корея ни разу не начинала широкомасштабных боевых действий против Южной, а её угрозы Японии ограничиваются воинственной риторикой. Мало сомнений в том, что это результат твёрдой и убедительной угрозы американского возмездия. Южной Корее и Японии не следует отдаляться от США, решив самостоятельно заняться своей обороной. И не важно, что им говорит Трамп.