9

Пересмотр гуманитарной помощи в гражданских войнах

ЛОНДОН – В последние месяцы, неправительственные организации и журналисты обвиняли ООН в предвзятости по отношению к режиму Президента Сирии Башара аль-Асада и неспособности распределять гуманитарную помощь в контролируемых повстанцами районах Сирии. В определенной степени эти критические замечания являются обоснованными. ООН работает в тесном контакте с Сирийским правительством, и гуманитарная помощь не всегда доходила за пределы зоны правительственного контроля. Но критики упускают из вида внутреннее противоречие в обязанностях ООН, в странах, сталкивающихся с гражданской войной.

В соответствии с Уставом ООН, одной из целей организации является координация операций по оказанию помощи во время и после бедствий “гуманитарного характера”, с которыми национальные власти не могут справиться самостоятельно. Управление ООН по Координации гуманитарных вопросов несет общую ответственность за усилия ООН по оказанию экстренной помощи при стихийных бедствиях, и его деятельность должна руководствоваться четырьмя принципами гуманностью, нейтралитетом, беспристрастностью и независимостью. Она работает с национальными правительствами, специализированными учреждениями ООН, а также сотрудничает с международными и местными НПО.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Но в обязанность ООН, также входит уважать суверенитет своих государств-членов, а это означает, что она должна признавать власть международно признанного режима на всей территории страны и людей, проживающих там. Это не является проблемой, когда страны управляются правительствами, которые имеют исключительную юрисдикцию над своей территорией и подлинную заботу о благополучии своих граждан. Но это становится проблематичным, когда этих условий не существует, как это происходит при гражданских войнах.

Когда группы боевиков захватывают территорию в пределах одной страны, это приводит к тому, что социолог Чарльз Тилли назвал двойным или множественным суверенитетом. Повстанцы, а не международно признанный режим, ста��и де-факто суверенами контролируемых ими областей. Это создает проблему для ООН, из-за ее двояких мандатов на беспристрастное предоставление гуманитарной помощи и уважение суверенитета своих государств-членов.

Проблема становится разительный, когда международно признанный режим отказывает ООН в поставке гуманитарной помощи в контролируемые оппозицией районы. С точки зрения режима, возникают опасения того, что предоставление помощи в эти районы будет поддерживать враждебные сообщества, и может быть воспринято как признание повстанцев в качестве де-факто политических лидеров.

Этот сценарий гражданской войны характеризует Сирию. Режим Асада потерял контроль над обширной территорией, в пределах номинальных границ Сирийской Арабской Республики, и он мало заботится о благополучии общин, проживающих на контролируемых повстанцами территориях, о чем свидетельствует массовое насилие Сирийской армии по отношению к гражданским лицам в этих районах.

И все же, несмотря на пренебрежение режимом Асада гуманитарных норм, ООН по-прежнему должна получить их разрешение на работу в контролируемых повстанцами районах. В действительности, Программа гуманитарного реагирования ООН по Сирии предусматривает, что “правительство Сирии несет главную ответственность за защиту своих граждан”.

Теоретически, Сирийское правительство позволяет перевозить гуманитарную помощь через передовую линию районов, которые она контролирует на повстанческих территориях. Однако, на практике, предоставление помощи было чрезвычайно сложным, из-за продолжающихся боевых действий и бюрократических препятствий, создаваемых Сирийским правительством. Более того, правительство не разрешает трансграничную помощь: несмотря на то, что это было бы наиболее эффективным способом доставки помощи районам контролируемых повстанцами, это подорвало бы контроль правительства над распределением помощи и еще больше подорвало бы его претензии на суверенитет.

У ООН слишком мало возможностей для того, чтобы повлиять на стратегию гуманитарной помощи Сирийского правительства, и если она открыто бросит вызов режиму, то может вообще потерять разрешение на работу в стране. Между тем, по мере ухудшения Сирийского кризиса, нарастает давление, направленное на улучшение доставки гуманитарной помощи в контролируемые повстанцами районы, и ООН предприняла ряд возможных вариантов.

Например, ООН помогла вести переговоры о временном прекращении огня с тем, чтобы агентства гуманитарной помощи могли получить доступ к осажденным районам; агентства ООН, тайно оборудовали местные НПО, работающие в контролируемых повстанцами районах, крайне необходимыми расходными материалами и техническими рекомендациями; а Совет Безопасности ООН принял резолюции, чтобы обойти Сирийское правительство и разрешить трансграничную доставку гуманитарной помощи.

Учитывая реальное положение дел на местах, обвинения в том, что ООН благоприятствует режиму Асада, являются несправедливыми. ООН не имеет другого выбора, кроме как сотрудничать с международно признанным режимом, независимо от того, как режим относится к населению, проживающему в районах за пределами государственного контроля. В то время как ООН работала, чтобы преодолеть эти трудности, ее усилия, конечно же, были медленными, реактивными и специальными. Что еще хуже, ее усилия были возможны только потому, что гуманитарный кризис ухудшился до такой степени, что его нельзя было больше игнорировать.

В идеале, международный режим гуманитарной помощи более точно отразил бы политические реалии в странах, пострадавших от гражданской войны, а ООН была бы в состоянии работать со всеми сторонами, контролирующими территорию.

Fake news or real views Learn More

Одним из способов достижения этой цели было бы пересмотреть Устав ООН, настолько, насколько он позволит организации взаимодействовать с де-факто политическими лидерами в контролируемых повстанцами районах. Аргумент для внесения этих изменений особенно сильный в таких случаях, как Сирия, где правительство действовало, не заботясь о благополучии общин, проживающих в контролируемых повстанцами районах.

Другой возможностью было бы передать ответственность за гуманитарную помощь в конфликтных зонах НПО, которые не находится под тем же давлением уважать суверенитет международно признанных режимов. Подобное изменение было бы неуместным с существующей системой международной политики, которая основывается на неприкосновенности национальных государств. Но, безусловно, предоставление гуманитарной помощи тем, кто в ней нуждается должно иметь приоритет над суверенитетом правительств, которые не соблюдают благополучие всех своих граждан.