0

Родители или боги?

Рождение в 1978 году Луизы Браун, и вместе с ней метода экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) человека, явилось вехой в медицинской науке. Извлечение хирургическим путем яйцеклеток из яичников женщины, их оплодотворение вне ее тела и пересадка получившихся в результате этого эмбрионов в ее матку, позволило осуществлять эффективное лечение женского бесплодия, вызванного непоправимым повреждением фаллопиевых труб. С тех пор, быстрое развитие этой области медицины позволило найти для ЭКО новые применения и разработать на его основе другие вспомогательные репродуктивные технологии.

Сейчас многие бесплодные пары прибегают к помощи таких продвинутых технологий, когда другие «низкие технологии» терпят провал, и такое лечение используется не только при повреждении труб, но и во многих случаях мужского бесплодия. Например, интрацитоплазматическое введение сперматозоида - это такой метод, когда единичный жизнеспособный сперматозоид вводится внутрь яйцеклетки, что позволяет осуществить зачатие даже в тех случаях, когда у мужчины имеется всего несколько подвижных сперматозоидов. Замораживание эмбрионов перед их имплантацией уже стало стандартной процедурой, и в стадии исследования сейчас находится замораживание неоплодотворенных яйцеклеток.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Возможно, это было неизбежно, что благодаря имеющемуся у нас доступу к человеческим яйцеклеткам и эмбрионам мы можем сейчас проводить пренатальную диагностику на генетические отклонения у эмбрионов до того, как будет проведена их имплантация. Обычная пренатальная диагностика требует извлечения клеток плода либо из околоплодных вод (амниоцентез), либо из плаценты (биопсию ворсинок хориона и клеток плаценты). Обе эти процедуры, как правило, предлагают провести беременным женщинам, возраст которых превышает 35 лет, для того чтобы диагностировать хромосомные нарушения, такие как синдром Дауна, или обследовать их на кистозный фиброз, серповидно-клеточную болезнь или болезнь Тэя-Сакса.

Но при использовании амниоцентеза и биопсии риск потери беременности составляет 0,5-1%, и в случае обнаружения отклонений прерывание беременности может быть выполнено только хирургическим путем. Предымплантационная генетическая диагностика (ПГД), таким образом, имеет фундаментальное отличие от пренатальной генетической диагностики. Поскольку диагностика выполняется до помещения зародыша в матку женщины, становится возможным полностью исключить специфические генетические нарушения без прерывания установившейся и развивающейся беременности.

Понятно, что супружеским парам, имеющим передаваемые по наследству генетические отклонения и нуждающимся в искусственном оплодотворении, следует предлагать пройти ПГД и, если потребуется, их следует направлять в центр, который может осуществлять такую специализированную процедуру. Но пары, имеющие вероятность возникновения генетических отклонений, но не страдающие бесплодием, также могут быть кандидатами на экстракорпоральное оплодотворение с ПДГ. Они могут отдать предпочтение именно такому методу оплодотворения, а не естественному зачатию с последующей перспективой медицинского аборта в том случае, если результаты последующей пренатальной генетической диагностики покажут его необходимость.

А сейчас давайте рассмотрим более сложный в моральном плане сценарий: у супружеской пары уже имеется зачатый естественным путем ребенок с угрожающим его жизни генетическим заболеванием, лечение которого возможно с помощью трансплантации костного мозга от подходящего донора. Понятно, что они могут захотеть воспользоваться методом ПГД, для того чтобы предотвратить похожие дефекты у своих будущих детей. Но они также пожелают, чтобы у этих зародышей было проведено типирование тканей с целью поиска брата или сестры, которые в будущем могли бы быть донорами костного мозга для их первого ребенка.

В этом случае зародыш отбирается не только с целью избежать врожденного заболевания и таким образом напрямую принести пользу будущему ребенку, но также и для того, чтобы произвести на свет ребенка, чье существование само по се��е может обеспечить лечение старшему брату или сестре с практически нулевым риском для ребенка-донора. Специалисты по этике рассматривали возможность возникновения таких сценариев, и многие посчитали, что такой вариант медицинского лечения с точки зрения этики является приемлемым. Но что, если для лечения старшего ребенка требуется пересадка почек? Чем большему физическому риску подвергается ребенок-донор, тем более сложной становится проблема.

Выбор пола будущего ребенка - это еще одно применение ПГД, по которому идут горячие дебаты. Выбор пола будущего ребенка может быть оправдан с медицинской точки зрения, если требуется предотвратить передачу заболевания, передаваемого только по мужской или женской линии, такого, например, как гемофилия. При наличии таких обстоятельств это вызовет не больше споров, чем применение ПДГ для обследования на серповидно-клеточную болезнь. Но оправдано ли использование метода ПГД с этической точки зрения, если пара просто отдает предпочтение мальчику или девочке? Если да, то будет ли так уж недопустимо использовать это с целью создания «сбалансированной семьи», когда супружеская пара, способная к обычному зачатию и уже имеющая троих мальчиков, очень сильно желает рождения дочери, или, если супружеская пара хочет выбрать пол своего первенца?

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Очевидно, аналогичные вопросы могут возникнуть в случае выбора других различных характеристик ребенка, не имеющих отношения к его здоровью. И на все эти вопросы не существует простых ответов.

Одной из важнейших задач медицины является диагностика и облегчение течения заболеваний, а бесплодие является заболеванием. Распространение возможностей метода пренатальной диагностики на зародыш, находящийся в лабораторной пробирке, в свою очередь приведет к снижению вероятности возникновения определенных типов генетических заболеваний. Но новые медицинские технологии также предлагают их использование, которое выходит за рамки этих традиционных принципов. Быстрое развитие науки и технологии всегда должно сопровождаться и контролироваться внимательным и тщательным рассмотрением подходящих применений вновь возникающих возможностей.