10

Никакой политики умиротворения для Северной Кореи

ВАШИНГТОН, округ Колумбия – В начале этого месяця, Северная Корея провела свое пятое ядерное испытание – второе в этом году. Судя по выявленным толчкам, это было самое мощное ядерное устройство, имеющееся когда-либо у Северной Кореи. Сейчас вопрос заключается в том, как должно отреагировать международное сообщество.

Этот вопрос стал более острым, потому что, даже если Северокорейские отчеты не совсем надежны, пропаганда, сопровождавшая последний тест, дала понять, что Север испытывал оружейную разработку, а не просто взрывное устройство. И, как предположили Южнокорейские должностные лица, возможно, это не будет последним испытанием в этом году. Другими словами, Северная Корея может начать накапливать оружие массового уничтожения.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Недавние ядерные испытания Северной Кореи были не только более мощными, чем в предыдущие годы; они, также были проведены наряду с серией столь же сильных испытаний баллистических ракет, включая запуск c подводных лодок и многоступенчатых ракет, с гораздо более мощными двигателями. Это означает, что Северная Корея может быть близка к завершению системы доставки любого оружия, которое она разрабатывает.

Никто не может с уверенностью сказать, когда готовое к поставке оружие придёт из Северной Кореи в ближайшие два, четыре года или позже. Но нет сомнений в том, что северокорейцы не просто привлекают внимание; они стремятся получить мощную бомбу и средства по ее использованию.

Как и следовало ожидать, международное сообщество, по-прежнему осуждает испытания. Но не все согласились с тем, что еще можно сделать. Некоторые наблюдатели, включая постоянного сотрудника New York TimesДжоела С. Уита и бывшего разведчика Скотта Риттера, заявляют, что сейчас был бы самый подходящий момент начать переговоры с Северной Кореей.

Логика таких предложений, похоже, сводится к тому, “Что мы теряем?” Ответ прост: достаточно много.

Такие переговоры – “диалог”, как Китайцы часто это называют – скорее всего, принесут с собой общее признание Северной Кореи государством, обладающим ядерным оружием. Более того, С��вер вряд ли будет участвовать в переговорах такого рода, тем более вводить мораторий на испытания оружия, пока некоторые из его давних требований – таких, как приостановка совместных военных учений со стороны Соединенных Штатов и Южной Кореи – не будут удовлетворены.

Некоторые, кажется, верят, что этот Realpolitik подход, каким-то образом ослабит, какую бы ни было власть Северокорейцев, по сути, разоружая их. Но правда заключается в том, что Север не сделал ничего для того, чтобы заслужить такую политику ​​умиротворения. И действительно, в случае, если бы международное сообщество сделало какие-либо примирительные жесты, то результатом была бы более решительная Северная Корея.

Но существуют веские причины, почему международное сообщество – и в частности, Соединенные Штаты – отказались согласиться с условиями Северной Кореи, в частности, о приостановке военных учений между США и Южной Кореи. Совместные военные учения являются неотъемлемой частью любого альянса. Если две страны договорились о взаимной обороне, они должны убедиться, что их сотрудничество отрабатывается и совершенствуется. Именно поэтому Северная Корея, которой кое-что известно о необходимости испытаний и учений, сделала этот вопрос одним из главных приоритетов пропаганды.

Вместо того, чтобы поддаться таким требованиям, США уже давно придерживаются позиции, что они вступят в переговоры с Северной Кореей, только если те будут опираться на предыдущие соглашения, включая совместное Сентябрьское заявление 2005 года, которое обязало Север отказаться от всех ядерных программ. Это разумный подход. В конце концов, начало новых переговоров, которые игнорируют прошлые обязательства, поставило бы под сомнение целесообразность любого нового соглашения.

Несомненно, в соответствии с Февральским соглашением 2007 года, Северная Корея сделала конкретные шаги, чтобы обезвредить свои ядерные объекты, включая снос башенной градирни на основном атомном реакторе в Ядерном научно-исследовательском центре в Йонбене, в июне 2008 года. Такие меры должны были притормозить ядерное движение страны, гарантируя, что перезапуск программы стал бы дорогостоящим - возможно, даже непозволительным.

Но, перезапустив свою ядерную программу, без восстановления башенной градирни, Северная Корея избежала многих этих затрат. Режим Ким Чен Уна – который обращал мало внимания, как на окружающую среду, так и на международные правила и нормы – просто требовал, чтобы испаряющуюся воду, используемую для охлаждения реактора, сбрасывали в ближайшую реку.

Но в этих условиях, аргумент для переговоров не убедителен. В конце концов, переговоры – это просто средство для достижения цели, и если эта цель неясна или маловероятна, то, нет никакого смысла в них участвовать. Вместо этого, международное сообщество должно открыто отвергнуть требования Северной Кореи, положив конец фантазиям режима о том, что мир просто примет ее как страну, обладающую ядерным оружием.

К счастью, ответ международного сообщества на ядерные амбиции Северной Кореи в целом совпадает с этим императивом. То, что необходимо, это более тесное сотрудничество с Китаем по обеспечению соблюдения санкций, а также глубокие и спокойные переговоры с китайцами, которые направлены на решение любого стратегического недоверия относительно возможных политических договоренностей на Корейском полуострове.

Соединенным Штатам, также следует продолжать укреплять свои отношения в области безопасности с Японией и Южной Кореей, включая разработку и размещение противоракетных систем. Такие прямые меры, как те, которые предположительно были использованы для сдерживания Иранской ядерной программы, должны быть рассмотрены и ускорены.

Fake news or real views Learn More

Ничто из этого не говорит, о том, что участие Северной Кореи неприемлемо. Напротив, предыдущие соглашения должны оставаться в силе. Сентябрьский договор 2005 года был направлен на ключевые национальные интересы Северной Кореи: она получила гарантии мира и дипломатическое признание в обмен на ликвидацию своей ядерной программы.

Если режим Кима действительно хочет получить возможность присоединиться к международному сообществу, у него есть все что необходимо, написано, согласованно и готово к реализации. Однако, если он хочет продолжать свой марш к нуклеаризации, он должен знать, за тенью сомнении, он по-прежнему будет оставаться парией. Его статус в качестве государства, обладающего ядерным оружием, никогда не будет принят.