37

Националисты и глобалисты

ВАШИНГТОН – Голландские выборы стали первым светлым пятном за последнее время; ведь многие в Европе и США глубоко встревожены перспективой прихода к власти в различных странах – на волне недовольства глобализацией – партий белых, «иудео-христианских» националистов. Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте победил кандидата-антиисламиста Герта Вилдерса, призывающего закрыть голландские границы, запретить мечети и Коран.

Стандартным описанием этих политических сил, начиная с партии «Фидес» Виктора Орбана в Венгрии и заканчивая Национальным фронтом Марин Ле Пен во Франции и сторонниками Дональда Трампа в США, является термин «популисты». Популизм – это политика народа, которая противопоставляется политике элит. Но, по крайней мере, в США идеология Трампа (имеющая мало общего с традиционным республиканским консерватизмом) проводит линию водораздела не между многими и немногими, а между националистами и глобалистами.

В первом выпуске American Affairs, нового консервативного журнала, посвящённого изучению «подлинного содержания нашей коллективной гражданственности», профессор Джорджтаунского университета Джошуа Митчелл пишет, что «несколько поколений консерваторов считали своим внутренним врагом прогрессистов. Теперь они воображают, что перед ними новая проблема – популизм».

Но как утверждает Митчелл, в реальности мы имеем дело не с массовым  движением народа, а с «бунтом во имя национального суверенитета». Бунтом во имя единой страны и граждан, которые связаны друг с другом, со своими «посёлками, городами, штатами и страной». Митчелл говорит об их приземлённом национализме, опирающемся на изобилие добровольных союзов, которые ещё Алексис де Токвилль называл американским антидотом абстрактному рациональному универсализму французской и американской революций.