0

Очередная мексиканская революция

И хотя потребуется несколько дней или даже недель, прежде чем будут официально объявлены результаты сенсационных президентских выборов в Мексике, можно вполне определенно сказать, что правоцентристский либеральный кандидат Фелипе Кальдерон будет следующим президентом страны. Возможно, его перевес составит не более 1%, а 36% голосов избирателей едва ли можно считать мандатом. Его оппоненты будут стараться оспорить результаты выборов на улицах, в суде и на политической арене, и он столкнется с сильной, хотя и не очень сплоченной оппозицией в конгрессе. Тем не менее, победа лучше поражения, и ситуация в Мексике сегодня лучше, чем была вчера, когда многие считали, что левоцентристский кандидат-популист Андре Мануэль Лопес Обрадор получит сильную поддержку избирателей.

Кальдерон означает преемственность, вот, вероятно, почему он победил, и это то, что нужно Мексике. В конце концов, мексиканские избиратели не попались на уловки Лопеса Обрадора. Его расчет был прост: Мексика представляет собой сегодня тяжелораненого, давайте отбросим в сторону мерзавцев, повинных в этом, и заменим их руководителями, которые станут представителями бедняков, к которым все еще относится половина населения Мексики, и будут помогать им.

Несмотря на тот факт, что это описание в значительной степени, хотя и не полностью, неточное, избиратели решили, что последними, кого бы они хотели видеть среди тех, кто будет устранять всю эту неразбериху, стали бы … те, кто создал ее изначально: Лопес Обрадор окружил себя бывшими высокопоставленными чиновниками из администраций Эчеверриа (1970-1976), Лопеса Портильо (1976-1982), Де ла Мадрида (1982-1988), и Салинаса де Гортари. И этот финт с избирателями просто не прошел.

В противоположность этому аргументы Кальдерона подействовали. Он изначально говорил о том, что за последние десять лет Мексика, хотя ее вряд ли можно считать раем, представляла собой образчик развития: инфляция была взята под контроль, в стране начался экономический рост, уровень бедности неуклонно снижался, уменьшившиеся процентные ставки сделали доступными кредиты не только для представителей среднего класса, но и для тех, кто расположен ниже на социальной лестнице. И все это происходило без каких-либо репрессий, нарушений прав человека, восстаний, политических переворотов или безудержной коррупции.