Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

paris peace conference Bettmann/Getty Images

Призраки Версаля

ПРИНСТОН – Сто с лишним лет назад началась Парижская мирная конференция, по итогам которой были подписаны Версальский, Сен-Жерменский, Нёйиский, Трианонский и Севрский договоры и завершилась Первая мировая война. Недовольство Трианонским договором до сих пор питает национализм и ревизионизм в Венгрии, особенно при нынешнем правительстве премьер-министра Виктора Орбана.

Более того, Парижский мирный процесс обычно вспоминается как пример того, как продвижение демократии и международное сотрудничество с благими намерениями могут завести не туда. Сегодня мы живём в период, когда многосторонние отношения (мультилатерализм) и демократия вновь переживают трудности, поэтому стоит задаться вопросом, а почему усилия по продвижению и того и другого так часто проваливаются.

Стремление президента США Вудро Вильсона установить длительный мир в 1919 году путём разрушения авторитарных режимов оказалось излишне возвышенным, хотя и положило начало интервенционистскому консенсусу, который с тех пор доминировал в американском внешнеполитическом мышлении. И хотя президент США Дональд Трамп утверждает, что порвал с этой традицией, он, тем не менее, приказал нанести удары по объектам правительственной армии в Сирии и признал оппозиционного лидера Венесуэлы законным президентом страны.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/9nlGiW8ru;
  1. slaughter74_Feodora ChioseaGetty Images_genderinequalitybusinessscale Feodora Chiosea/Getty Images

    The War on Talent

    Anne-Marie Slaughter & Monica Chellam

    A growing body of research suggests that CEOs share more relevant traits with Chief Human Resources Officers than with those of any other C-Suite position. But while CHROs may have a seat at the table, that seat’s occupant – more often than not a woman – is still least likely to become CEO.

    0