Japan visitors walk BEHROUZ MEHRI/AFP/Getty Images

Демографические уроки Японии для Европы

БРЮССЕЛЬ – Демографическая ситуация не является предопределённой, по крайней мере, не до конца. На протяжении веков с помощью политики может повлиять на рождаемость, а миграция способна преобразить страну, как показывает опыт США. Но на более коротких временных горизонтах демографические тенденции следует воспринимать как данность, причём эти тенденции могут оказывать сильное влияние на экономический рост. И, тем не менее, в экономической отчётности демографические факторы часто игнорируются, что приводит к значительным искажениям в оценке экономических успехов государств. Нигде это так не очевидно, как в Японии.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

С 2000 года реальный ВВП Японии (а это ключевой индикатор состояния экономики) вырос всего на 15%, темпы роста составили менее 1% в год. Легко прийти к выводу, что среди стран с крупнейшей экономикой Япония является наименее динамично развивающейся. Но если учесть японскую демографию (с начала столетия население работоспособного возраста сокращалось здесь ежегодно почти на 1%), тогда её показатели окажутся выдающимися.

Более того, в пересчёте на душу населения работоспособного возраста темпы роста в Японии были близки к 2%, что намного выше, чем в США или Европе. Хотя с 2000 года экономика США выросла более чем на 35%, работоспособное население страны также значительно выросло, поэтому годовые темпы роста на душу работоспособного населения составили там примерно 1%.

Этот индикатор – темпы роста экономики в пересчёте на душу работоспособного населения – не очень широко используется экономистами, они предпочитают обращать внимание на подушевой ВВП. Судя по этому показателю, ситуация в Японии примерно такая же, как в Европе и США. Но хотя подушевые индикаторы полезны для оценки потенциала потребления в стране, они не дают адекватной картины потенциала экономического роста, поскольку учитывают и пожилых людей, и детей, которые не вносят вклада в производство. Даже в Японии, где очень высокая продолжительность жизни, люди старше 70 лет не вносят особого вклада в рост ВВП.

В результате, на фоне быстрого снижения экономического потенциала Японии её показатели выглядят невероятно успешными. Главная причина этого успеха в том, что Япония повышает долю работоспособного населения, которое работает: безработица сегодня находится на рекордно низком уровне – менее 3%, при этом почти 80% работоспособного населения имеет работу, по сравнению с примерно 70% в Европе и США.

Тот факт, что Япония достигла полной занятости и демонстрирует высокие темпы роста создания рабочих мест на протяжении двух последних десятилетий, является особенно примечательным, если вспомнить о практически постоянной дефляции в этот период (до сих пор многие цены в стране ниже, чем были 15-20 лет назад). Об этом факте следует задуматься тем, кто утверждает, что дефляция вызывает неподъёмные экономические издержки.

Европа, где демографическое будущее выглядит очень похожим на японское прошлое, может извлечь важные уроки из японского опыта. Население работоспособного возраста в еврозоне в последние годы вообще перестало расти, а вскоре начнёт сокращаться такими же темпами, как в Японии в последние десятилетия. Представляется маловероятным, что иммиграция изменит эту тенденцию. Европейцы, как и японцы, демонстрируют крайне отрицательное отношение к иммиграции в крупных масштабах, необходимых для компенсации демографического спада.

Кроме того, профицит счёта текущих операций в еврозоне сейчас установился на уровне около 3% ВВП. А это близко к тому уровню, который уже давно наблюдается в Японии (за исключением короткого периода после ядерной аварии 2011 года на АЭС «Фукусима Дайити»).

Первый урок японского опыта таков: несмотря на трудности, которые испытывает еврозона, пытаясь повысить инфляцию в стареющем обществе, для которого характерно избыточное сбережение, рост экономики не является недостижимым. Наоборот, факт экономического роста без инфляции в Японии должен заставить Европейский центральный банк признать, что его целевой уровень инфляции (около 2%) может быть не столь уж и важным в конечном итоге. В любом случае, из-за особенностей структуры еврозоны у ЕЦБ не будет иного выбора, кроме как прекратить операции по покупке облигаций примерно через год. Это означает, что ЕЦБ не сможет идти по стопам Банка Японии, который продолжает скупать большие объёмы гособлигаций, не вызывая никаких заметных всплесков инфляции.

Ещё один урок Японии в том, что страна с большим профицитом сбережений способна справиться с госдолгом крупного размера, поскольку его можно финансировать за счёт внутренних ресурсов. Это не означает, что раздувать долг желательно. Соотношение долга к ВВП в Японии сейчас превышает 150% ВВП (с учётом крупных финансовых активов государственных сберегательных учреждений) и продолжает расти из-за большого дефицита бюджета.

Здесь мы подходим к последнему главному уроку Японии: в экономике с низкими темпами роста соотношение долга к ВВП может быстро выйти из-под контроля. К счастью, этот последний урок уже, кажется, усвоен: усреднённый размер бюджетного дефицита в еврозоне сейчас равен примерно 2% ВВП. Надо полагать, что предельный размер дефицита, установленный Пактом стабильности и роста (3% ВВП), оказал определённое виляние на стабилизацию долговых коэффициентов в Европе.

Структура еврозоны создаёт ограничения на использование мер бюджетной и денежно-кредитной политики. Благодаря этому предотвращается излишнее наращивание долга в еврозоне, что, в конечном итоге, упрощает управление будущим – будущим, в котором единственным способом поддержания роста экономики является более полное использование её сокращающегося демографического потенциала.

http://prosyn.org/4Nlt21j/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now