0

Это мир еще меньших размеров

Представьте, что вы смотрите в мощный микроскоп и обнаруживаете невероятно крошечные механизмы, которые разбирают окружающее их вещество на отдельные молекулы, а затем собирают молекулы вместе так, чтобы получились точные копии этих механизмов. Копии, безусловно, будут делать то же самое. После 20 поколений каждый механизм превратится в миллион механизмов или более. Удастся ли остановить этот процесс, или они захватят весь мир?

Это не какая-нибудь невероятная фантастическая история о вышедшей из-под контроля технологии. Это мир, в котором мы сейчас живем, где такие механизмы существуют практически повсюду. Бесчисленные миллионы их населяют кишечник каждого человека. Мы называем их бактериями, и они захватили мир уже миллиарды лет тому назад, задолго до того, как появились люди. Мы обращаемся с ними надлежащим образом, иначе они уничтожат нас.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Эволюционисты так до конца и не выяснили, кого считать предками бактерий, а повторить естественный эксперимент мы не в состоянии. Ведь у природы, кроме всего прочего, на это была уйма времени, миллиарды лет, тогда как мы, смертные, должны продемонстрировать успешный результат до того момента, как закончится грант на проведение научно-исследовательских работ. В любом случае, даже простейшие бактерии имеют удивительно сложное строение с цепочками ДНК, содержащими полные инструкции, касающиеся обмена веществ и размножения.

Тем не менее, некоторые биологи верят, что они стоят на пороге синтеза микроба в лабораторных условиях. Стало возможным искусственное создание длинных цепочек ДНК, теперь ученые определяют, какие гены представляют наибольшую важность. Если в лаборатории будет создан новый микроб, значит, ученые руководствовались рецептом природы.

Но что, если вместо подражания природе будет изобретена «с нуля» совершенно новая форма жизни? Что, если эта форма жизни будет больше похожа на разновидность механических устройств, которые уже умеет конструировать человек, только очень маленьких размеров.

Насколько маленьких? В 1959 году на встрече Американского физического общества Ричард Фейнман, пожалуй, самый знаменитый физик нашего времени, выступил с докладом под названием «Там внизу есть много свободного места». Сведенные к масштабам атомов, как отметил Фейнман, все 24 тома энциклопедии «Британика» смогут разместиться на булавочной головке. Он призывал своих коллег разрабатывать возможности воздействия на вещество и управления им на атомном уровне.

Тридцать лет спустя ученые лаборатории IBM в Калифорнии расположили 35 атомов ксенона на поверхности кристалла никеля таким образом, чтобы получилась надпись «IBM» заглавными буквами. Это было осуществлено при помощи сканирующего туннельного микроскопа (СТМ), устройства, разработанного в лаборатории IBM в Цюрихе, создатели которого были удостоены Нобелевской премии по физике.

Это было провозглашено началом нанореволюции - моментом появления технологий для масштабов, в тысячи раз меньших, чем в мире микроэлектроники. На данный момент называть это «революцией» все же будет преувеличением. Ученые IBM доказали, что можно оперировать отдельными атомами, но эта возможность до сих пор не принесла какой-либо практической пользы.

Позднее в 1996 году. Ричард Смалли из Университета Райс был удостоен Нобелевской премии по химии за открытие фуллеренов - углеродных каркасных структур масштабов миллимикрона с замечательными свойствами и массой возможностей для использования. До сих пор на рынке нет продуктов масштабов порядка миллимикрона, но правительства во всем мире ста��ят громадные средства на развитие нанотехнологий в надежде на то, что они изменят жизнь так же основательно, как это произошло с развитием микроэлектроники.

Футуролог К. Эрик Дрекслер в своей книге « Созидающие машины: грядущая эра нанотехнологии» (1986) предсказывает появление в будущем нано-механизмов, способных манипулировать любым веществом с атомной точностью. Дрекслер является председателем Института Предвидения, основная задача которого заключается в подготовке мира к революции в области нанотехнологий. Он видит мир, в котором невероятно крошечные самовоспроизводящиеся роботы-сборщики - он называет их «ассемблеры» - будут делать всю необходимую работу, регулируя химические реакции путем управления положением реагирующих молекул с атомной точностью. Обеспеченные первичным материалом, сборщики могут быть запрограммированы на создание всего, что могло бы нам понадобиться, в том числе и новых сборщиков.

Но есть ли темная сторона нано? Ричард Смалли задается вопросом, что сможет заставить самовоспроизводящихся нано-роботов прекратить «жевать» и воспроизводить себе подобных, «пока все на Земле не превратится в безликую серую липкую массу». Немало людей обеспокоено этой проблемой, включая принца Чарльза в Великобритании, в связи с чем поступили требования запретить дальнейшие исследования в области нанотехнологий. Но поступить так было бы серьезной ошибкой.

Fake news or real views Learn More

Прежде всего, «серая липкая масса» - это лишь воображаемая опасность. Сборщиков не существует, и никто на самом деле не знает, как их создать. А если бы сборщики и были, они столкнулись бы с таким же ограничением, что и бактерии, с которых мы начали повествование, - они не могут перемещаться на большие расстояния, не «оседлав» для этого средства передвижения, и первичный материал к какому-то моменту просто иссякнет.

Более того, сборщики не являются единственным способом манипулирования веществом на атомном уровне. Ни одно из современных финансируемых государством исследований не занимается разработкой сборщиков. Ученые, которые изобрели СТМ, не пытались создать таких сборщиков и никогда не слышали о К. Эрике Дрекслере. Они лишь пытались постичь фундаментальные принципы физики поверхностей. По-видимому, для того чтобы заглянуть в будущее, помощь футурологов не требуется.