0

Благочестивое совращение

НЬЮ-ЙОРК. В своем знаменитом извинении перед католиками Ирландии (которые составляют большинство населения страны), Папа Бенедикт XVI объяснил, почему, по его мнению, грешные священники поддались искушению совершить сексуальные акты с детьми. Это было из-за “новых и серьезных испытаний для веры, которые возникли из-за резкой трансформации и секуляризации ирландского общества. Произошли быстрые социальные изменения, часто враждебно влияющие на традиционную приверженность людей католическому учению и верованиям”.

Как мы знаем, совращение детей католическими священниками происходило не только в Ирландии, но также и во многих других странах, но на этом Папа предпочел подробно не останавливаться. И Ирландия не единственное место, где социальная трансформация и секуляризация подвергли испытаниям религиозные ценности. Когда Папа возложил вину за сексуальные проступки на эти испытания, он, возможно, частично был прав, но не по той причине, в которую он верит.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

В более традиционные дни, не так давно, когда царствовала церковная власть и большинство населения все еще обращалось к своим священникам (католическим, протестантским, раввинам и т.д.) за моральным наставлением, сексуальное поведение часто навязывалось властью. Христиане, возможно, осуждали грех. К ценностям, которые поддерживала церковь, относились с подобающим уважением.

Но лицемерие дало привилегированным людям, включая священников, некоторую свободу действий. Богатые мужчины имели любовниц, профессора заводили романы со студентками, и даже занимающий низкое положение деревенский священник, человек социальной и духовной власти, даже не очень богатый, часто наслаждался сексуальной благосклонностью женщины, которая находилась поблизости и заботилась о выполнении его домашних дел.

Такая практика принималась как правда жизни, как и воспринимается до сих пор в некоторых бедных южных странах, что, возможно, объясняет, почему оскорбление священничества происходило в основном на севере, где социальные изменения были более быстрыми. Это делает обет безбрачия, ‑ возможно, благородный, но для большинства невозможный идеал, ‑ вполне терпимым. В конце концов, в Италии эпохи Возрождения даже Папы имели детей.

Жизнь женщин при такой традиционной организации была сильна ограничена. За исключением небольших, вольнодумных аристократических кругов, где женщины могли заводить любовников на стороне, женщине была отведена роль матери и домохозяйки. А права детей в большинстве традиционных обществ прежде, чем произошли изменения, о которых сокрушаетсяПапа, вряд ли существовали. Правила устанавливали взрослые.

Для Папы Бенедикта, как и для других консерваторов, социальная и сексуальнаяреволюции середины XX века, возможно, выглядят воплощением распутства. И, в какой-то степени, иногда так и было: жажда наслаждений в жизни геев в Амстердаме или Сан-Франциско, сексуальные привычки в некоторых коммунах хиппи и почти феодальные эротические привилегии рок-звезд. Но это вряд ли было для всех. Реальные изменения в так��х странах, как Ирландия, Германия или США, затронули статус женщин и детей.

Больше не считалось правильным для мужчин иметь любовниц, учителям заводить романы с учениками, а священникам наслаждаться благосклонностью своих горничных. Люди стали менее терпимы к лицемерию. Определенным образом социальные изменения 1960-х и 1970-х годов стали причиной возникновения новой формы пуританизма. Особенно в США, человек может потерять свою работу, если сделает “неуместное” сексуальное замечание, браки рушатся из-за случайной связи, и любая форма секса с детьми является абсолютным табу.

Возможно, именно потому, что рухнуло столько много других табу, табу на секс с детьми оберегается почти с фанатическим рвением. Даже фантазии на эту тему в форме порнографических мультфильмов являются в определенных странах противозаконным действием. Конечно, эксплуатация детей, сексуальная или какая-либо другая, ‑ факт прискорбный, хотя бы потому, что дети редко имеют возможность сопротивляться.

Даже Папа согласился бы, что эмансипация женщин и защита детей, это хорошо. Действительно, в его бытность кардиналом, часть его работы как раз и заключалась в том, чтобы мешать священникам совращать несовершеннолетних. Кажется, он не достиг успеха. Это, возможно, потому, что защита Церкви от скандала считалась более важной задачей.

Католики склонны быть более терпимы к лицемерию, чем протестанты. Подъем протестантизма был частично протестом против лицемерия. Ярые протестанты возводят в достоинство жестокую прямоту, потому что они верят, что имеют прямую связь с Богом. Католики исповедуются своим священникам, а не самому Богу. От грехов можно избавиться, как только будет соблюдена соответствующая церемония. Это объясняет, почему Ватикан предпочитает считать педофилические проступки своего духовенства скорее грехом, чем преступлением.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

То, что больше не считается пороком в более эмансипированном мире, не является результатом разрушения секуляризацией моральных ценностей людей. В конце концов, антиклерикализм никогда не означал, что совращать детей ‑ это хорошо. Нет, проблема греховного падениясвященников в том, что власть в демократическом обществе не является больше такой привилегированной, какой она когда-то была, и люди меньше склонны к тому, чтобы терпеть лицемерие. В результате чего обет безбрачия стал неосуществимым анахронизмом.

Есть решение этой проблемы. Или если не решение, то некое усовершенствование: церковь могла бы разрешить священникам жениться или формировать гомосексуальные отношения между взрослыми с их согласия. Папа Бенедикт XVI, жесткий консерватор в том, что касается доктрин церкви, скорее всего, не одобрит эту идею. Он продолжит вместо этого проповедовать против пороков мирского общества и опасных искушений либерализма. Но это не сильно поможет, потому что плоть слаба и найдет способ, чтобы себя удовлетворить. Если этого нельзя сделать легально, то преступления против людей, которые меньше всего способны защитить себя, будут совершаться и далее.