MARK SCHIEFELBEIN/AFP/Getty Images

Международное сотрудничество 2.0

ОКСФОРД – На протяжении десятилетий США играли роль главной опоры мирового порядка, основанного на правилах, однако после прихода к власти президента Дональда Трампа они выбрали повестку под лозунгом «Америка прежде всего», которая ставит во главу угла узкий экономический национализм и недоверие к международным институтам и соглашениям. Впрочем, по всей видимости, сейчас возникает новый тип международного сотрудничества, действующего в обход Трампа.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Да, конечно, из-за того, что администрация Трампа продолжает отвергать давно существующие механизмы сотрудничества, угрозы глобальной стабильности серьёзно обостряются. Например, в январе на ежегодном собрании Всемирного экономического форума в Давосе министр финансов США Стивен Мнучин в позитивном ключе рассуждал об ослаблении доллара как методе стимулирования внешней торговли США.

Для страны, зависящей от иностранного спроса на сильный доллар, а также казначейские облигации, за счёт которых финансируется её быстро растущий дефицит бюджета, подобная перспектива просто безрассудна. Более того, речь идёт о нарушении давнего обязательства США поддерживать валютную систему, основанную на правилах, которые не поощряют конкурентную девальвацию валют.

В сфере внешней политике госсекретарь США Рекс Тиллерсон взялся за возрождение доктрины Монро (концепция XIX века о первенстве США в Западном полушарии, призванная не допустить туда европейских конкурентов) в Центральной и Южной Америке с целью ограничить растущее влияние Китая. Ностальгию Тиллерсона по 1823 году не разделяют к югу от границы США, где, как отметил один мексиканский комментатор, доктрина Монро «служила оправданием для интервенций гринго», и где нарастающее взаимодействие с Китаем рассматривается в качестве противовеса США.

Администрация Трампа представила также новую, более агрессивную ядерную доктрину. В подготовленном ею «Обзоре ядерной политики» предлагается применять ядерные удары в ответ на неядерные угрозы, а также поставить на вооружение новые ядерные боезаряды «малой мощности»: подобная ядерная бомба, размещённая на подводной лодке, будет равна по силе бомбам, разрушившим Хиросиму и Нагасаки в 1945 году. Цель данной политики, согласно министру обороны Джеймсу Мэттису, заключается в том, чтобы убедить противников, что «они ничего не выиграют, зато всё проиграют, если применят ядерное оружие». Но, по сути, речь идёт об отмене проводившейся на протяжении 40 лет политики США, направленной на сокращение запасов ядерного оружия и содействие ядерному нераспространению.

Неудивительно, что другие страны быстро теряют веру в США как стабильного партнёра, а тем более надёжного лидера. По данным опроса Gallup, в 134 странах мира доверие к американскому руководству упало с медианного уровня 48% в 2016 году до 30% в 2018 году, а в Канаде, Португалии, Бельгии и Норвегии оно рухнуло на 40 пунктов (или даже больше). Между тем, уровень неодобрения американского руководства повысился на 15 пунктов до медианного уровня 43%, по сравнению с 36% в случае с руководством России, 30% – Китая и 25% – Германии.

Доверие к американскому лидерству на международной арене снижается, и точно так же может снижаться готовность государств мира к сотрудничеству. Эта тенденция может достичь кульминации в виде экономической гонки, ведущей к взаимному разорению, или даже в виде силового конфликта. Дело в том, что любая страна вряд ли будет играть по правилам, если она не уверена, что её оппонент будет делать то же самое. Например, Япония с большей вероятностью воздержится от девальвации обменного курса, если она будет уверена, что США также от неё воздержаться.

Конечно, некоторые заявления администрации Трампа могут оказаться просто блефом. Во время своего первого срока, в начале 1980-х, президент Рональд Рейган тоже  ставил под сомнение международный валютный порядок; занял жёсткую линию в отношении Латинской Америки; выражал сомнения в пользе ядерного сдерживания (предпочитая идею ядерного превосходства). Но во время второго срока Рейган перешёл к поддержке международного сотрудничества.

Тем не менее, тогда США было фактически гарантировано лидерство, поскольку единственная конкурирующая с ними мировая супердержава – СССР – пребывала в склеротическом упадке. А сегодня ситуация совсем иная. Это не означает, впрочем, что международное сотрудничество обречено.

В книге 1984 года «После гегемонии» американский учёный Роберт Кеохэйн доказывал, что международное сотрудничество может продолжаться даже без глобального доминирования США. Главный вывод Кеохэйна был в том, что для создания институтов, подобных Международному валютному фонду, Всемирной организации здравоохранения и даже неформальных ad hoc институтов, подобных «Большой двадцатке», может требоваться явный лидер, а вот для продолжения их работы он уже может быть и не нужен.

И действительно, благодаря подобным институтам бремя лидерство сегодня становится легче. Если правительства стремятся получить выгоду от систем, основанных на правилах, например, от систем, управляющих мировой торговлей, они могут сделать это, используя уже существующие многосторонние институты. Это позволяет различным альянсам правительств брать на себя лидерство в тех или иных сферах.

В январе 2017 года Трамп объявил о выходе США из Транс-Тихоокеанского партнёрства (ТТП) – амбициозной инициативы, начатой США с целью создать крупный торговый и инвестиционный блок, который бы объединял 12 стран Тихоокеанского бассейна. Многие решили тогда, что дни ТТП сочтены. Но спустя год 11 оставшихся стран объявили, что готовы двигаться вперёд самостоятельно, опираясь на так называемое «Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для ТТП».

После того как Трамп объявил в июле прошлого года, что США выйдут из Парижского климатического соглашения, многие наблюдатели опасались худшего. Однако уже к концу прошлого года абсолютно все остальные страны мира подписали это соглашение. Более того, 15 американских штатов сформировали Климатический альянс США, который обязался следовать целям, установленным в Парижском соглашении.

Наконец, публичные сомнения Трампа в пользе НАТО, военного альянса, возглавляемого США, заставили европейцев начать разработку самостоятельных планов общей обороны. США, опасаясь, что в итоге они могут остаться в стороне, начали сейчас возражать против подобных шагов.

Всё это неудивительно. Возникающая сейчас новая форма международного сотрудничества способна отражать более разнообразные взгляды и интересы: государства мира корректируют свою политику, исходя из самых различных международных соображений, а не только предпочтений и интересов США. Результатом этого могут стать новые коалиции сотрудничества, а также обновлённые глобальные институты. Что же касается США, то администрация Трампа может обнаружить, что лозунг «Америка прежде всего» в реальности означает «Америка в одиночестве».

http://prosyn.org/2NyY4o8/ru;

Handpicked to read next