0

Жажда жизни

ФРИТАУН, СЬЕРРА-ЛЕОНЕ – Я был молодым врачом в реанимации детской больницы Ола Дьюринг в Сьерра-Леоне когда я посоветовал матери ребенка с тяжелой формой малярии солгать. Ее дочь Марияма срочно нуждалась в переливании крови, которое бы спасло ей жизнь. Однако у ее матери не было достаточно денег, чтобы оплатить скрининговые тесты и компенсировать донора крови. Я уже много раз видел как дети умирают в то время как их родители лихорадочно стараются найти необходимые средства.

Преисполненный решимости спасти жизнь Мариамы, я сказал матери, чтобы она вернулась домой и сообщила родным о смерти ее дочери. Я знал, что это вызовет сострадание у ее родственников и они наскребут вместе их скудные запасы для того, чтобы обеспечить достойные похороны. Она согласилась. Когда она вернулась через шесть часов, она положила на стол достаточно денег, чтобы покрыть все необходимые процедуры для Мариямы: переливание крови, а также лечение для малярии и глистной инвазии. Несколько дней спустя, я выпустил из больницы все еще слабую, но выздоравливающую, четырех-летнюю Мариаму.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Не болезнь Мариямы заставила ее родственников действовать, а ее смерть. То же самое произошло в гораздо большем масштабе во время эпидемии лихорадки Эбола в Западной Африке.

Считается, что эта эпидемия впервые разразилась в лесных районах Гвинеи в декабре 2013 года, затем постепенно распространилась на территорию Сьерра-Леоне и Либерии. Международное сообщество наблюдало, как болезнь разорила три страны, уничтожая деревни, истребляя целые семьи и доводя экономику до тупика. Но по началу она не привлекала особого внимания. Международное сообщество устраивало игнорировать правду, впрямь до того момента как эпидемия стала настолько масштабной, что они уже не могли не обратить на нее внимание. Тогда, однако, было уже слишком поздно, чтобы избежать серьезной катастрофы.

Мы до сих пор получаем новую информаци�� о полном масштабе бедствия после Эболы в Западной Африке. Из-за страха подхватить болезнь, школы были закрыты: студенты и преподаватели не выходили из дома. Помимо этого, многие рабочие оставались дома, в результате чего рестораны, бары, отели прекратили работать и экономика остановилась. Половина всех рабочих мест в частном секторе была потеряна. Фермерская самоизоляция привела к 30%-ному падению в сельскохозяйственном производстве.

Начались предприниматься меры, которые повлияли на социальные факторы жизни. Комендантский час был введен во многих районах и людей начали отговаривать от дальних поездок. В нескольких городах, принимать гостей в свой дом стало риском крупного штрафа.

Тем не менее, болезнь распространилась в городских районах и, как лесной пожар, охватила три страны и проскользнула в другие. На сегодняшний день более 8,500 заражений и 3,500 смертей были зарегистрированы в одной лишь Сьерра-Леоне.

Сектор здравоохранения является, пожалуй, наиболее пострадавшим. Смерти более чем 220 медицинских работников оставили лишь 3.4 квалифицированного медицинского персонала на каждых 10,000 граждан. В то время как рос страх лихорадки Эбола, многие граждане перестали пользоваться услугами здравоохранения, что отразилось в 23% падении рождаемости в больницах или клиниках, 21% падении в количестве детей, получавших базовую иммунизацию и 39% падении в количестве детей продолжающих лечение от малярии. В результате, в этих странах произошел всплеск предотвратимых с помощью вакцин болезней, малярии, материнской и детской смертности и острого недоедания. В этом смысле худшее может быть еще впереди.

Но Сьерра-Леоне шаг за шагом встает на ноги и приступила к осуществлению двухлетнего плана восстановления. Первый приоритет – это довести число заражений лихорадкой Эбола до нуля и держать его там. Это означает изменение тех условий, которые позволили ей так быстро распространиться в первую очередь.

Первый шаг: перестроить систему здравоохранения. План требует реставрации медицинских услуг в 40 больницах и 1,300 центрах первичной медико-санитарной помощи по всей стране, чтобы дети и матери могли получать бесплатный необходимый уход, прививки и лечение таких болезней, как туберкулез, ВИЧ/СПИД и малярия. Кроме того, в целях укрепления безопасности и восстановления доверия в систему здравоохранения, план предусматривает меры для лучшей практики контроля за инфекцией и подготовкой новых квалифицированных рабочих. Он также включает в себя более тесное сотрудничество с общественными группами, которые должны быть привлечены для эпиднадзора и работы над ответными мерами.

Восстановление после Эболы не будет быстрым, простым или дешевым. Ожидается, что в одной лишь Сьерра-Леоне оно будет стоить $1,3 млрд – $896.2 млн из которых еще не найдены в бюджете. Чтобы собрать оставшуюся сумму, мы нуждаемся в помощи от наших африканских партнеров и целого международного сообщества.

Fake news or real views Learn More

Мариама бы умерла много лет назад если бы ее мать не решилась солгать. Сегодня, нам лгать не нужно. Мы нуждаемся в подлинной вовлеченности, открытом общении и взаимной подотчетности на местном, национальном, региональном и глобальном уровнях. Мы уже испытали то, каким образом отсутствие необходимых медицинских услуг может опустошить страну, забрав тысячи жизней и разрушая многое другое.

Как страна мы сплотились вместе для того, чтобы преодолеть Эболу, а сейчас мы полны решимости предотвратить будущие эпидемии. С текущей международной поддержкой мы будем заниматься именно этим.