42

Длинный путь от Коми к Уотергейту

ПРИНСТОН – Увольнение президентом Дональдом Трампом директора ФБР Джеймса Коми является беспрецедентным событием, как и многое другое, что Трамп делает в качестве президента. Но, несмотря на схожесть с печально знаменитой «Резнёй в субботний вечер», устроенной президентом Ричардом Никсоном 44 года назад во время Уотергейтского скандала, политическая ситуация тогда и сегодня абсолютно разная.

В октябре 1973 года Никсон, дождавшись выходных, приказал уволить недавно назначенного специального прокурора Арчибальда Кокса, который официально потребовал от Никсона передать следствию секретные (и, как затем стало понятно, разоблачающие) аудиозаписи Белого дома.

Неповиновение Никсона было откровенным, а его результат – катастрофическим. Генеральный прокурор Эллиот Ричардсон и его заместитель Уильям Ракельсхаус подали в отставку в знак протеста, отказавшись выполнить президентский приказ. Федеральный судья своим решением признал увольнение Кокса незаконным. По данным опросов, впервые относительное большинство американцев высказалось за импичмент Никсона.

Это было начало конца. Конгрессмены начали готовить резолюции об импичменте. Никсону пришлось назначить нового специального прокурора. Драма нарастала ещё в течение десяти месяцев, пока Верховный суд – единогласно – не приказал Никсону передать плёнки с записями. Спустя несколько дней Никсон ушёл в отставку, не дожидаясь неизбежного импичмента и отстранения от должности.

Напротив, если, конечно, звёзды не переменятся, увольнение Коми вполне может означать начало ничего. Или, как минимум, ничего плохого для президента. Трамп, как и Никсон, может быть виновен в серьёзных нарушениях, достойных импичмента, и даже в более серьёзных, чем у Никсона. Трамп, как и Никсон, вполне может опасаться, что, если он не уволит человека, ответственного за расследование его деятельности, может вскрыться нечто ужасное. Но, даже если это всё и так, Трамп, в отличие от Никсона, скорее всего, легко избежит последствий.

Два этих событиях отличаются очень многим, в том числе обстоятельствами времени. К тому моменту, когда Никсон уволил Кокса, дело Уотергейта длилось намног�� дольше, чем мы слышим обвинения по поводу Трампа и России, поэтому нервы у всех были уже на пределе.

Впрочем, главные различия являются политическими. Во времена Никсона в обеих палатах Конгресса имелось сильное, оппозиционное президенту большинство демократов, при этом часть республиканцев, особенно в Сенате, тоже ставила интересы Конституции выше интересов собственной партии. Сенат назначил специальный комитет во главе с демократом Сэмом Эрвиным и республиканцем Ховардом Бейкером. Этот комитет выслушивал свидетелей и собирал официальные доказательства, которые привели затем к обвинению 40 чиновников администрации и осуждению нескольких ведущих сотрудников Белого дома, а также к отставке Никсона.

А сегодня республиканское большинство в Конгрессе, похоже, однозначно занято попытками замедлить и ограничить любые серьёзные расследования тщательно аргументированных сообщений о российских попытках склонить итоги выборов 2016 года в пользу Трампа. Несмотря на разговоры, в том числе даже со стороны некоторых республиканцев, о создании специального комитета или назначении специального прокурора для рассмотрения обвинений по поводу русских и предвыборной кампании Трампа, сопротивление этим инициативам оказалось экстраординарным, если сравнивать с 1973 годом.

Если судить по событиям прошлой недели, республиканцы скорее будут выступать против инсайдерских утечек и – да – почтовых серверов Хиллари Клинтон, чем поддержат идею расследования беззаботного отношения Белого дома к опасным связям бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна с Россией и Турцией. Если не произойдёт значительного сдвига, расследование Конгресса будут и дальше ограничиваться рамками постоянных комитетов Платы представителей и Сената, где они, видимо, не получат достаточного персонала и мотивации.

Кроме того, есть проблема прессы. В 1973 году расследования журналистов Карла Бернстайна и Боба Вудворда из газеты Washington Post помогали поддерживать интерес к теме Уотергейта, когда большинство других СМИ уже перестали о ней писать. Когда их репортажи начали набирать популярность, остальная пресса ухватилась за скандал и оказала дополнительное давление на Белый дом Никсона. А сегодня Трамп может уверенно полагать на горячую поддержку пропагандистов, о которых Никсон мог только мечтать. Сюда входят откровенно полемичный телеканал Fox News и издание Breitbart News, а также бесчисленное множество блогеров (и, раз уж об этом зашла речь, контролируемых Россией киберботов), занятых пропагандой в пользу Трампа.

Пока я пишу эти строки, один за другим комментаторы телеканала Fox повторяют абсурдное заявление Белого дома, будто Трамп уволил Коми из-за ужасных поступков директора ФБР в отношении Клинтон во время предвыборной кампании. Так и ждёшь, что главная звезда канала – Шон Хэннити – вот-вот начнёт скандировать в эфире призывы против Коми – «Посади его!» (Lock Him Up!).

На любого, кто помнит, как Трамп хвалил Коми в октябре прошлого года, и как после этого последовал ритуальный лай толп в красных кепках, требующих посадить в тюрьму «бесчестную» Хиллари, всё это производит психоделический эффект. Однако фанаты Fox News обычно верят всему, что сообщает их канал. Рядом с Никсоном был будущий Свенгали телеканала Fox News – молодой Роджер Айлз, однако сам Fox и ему подобные СМИ появились лишь два десятилетия спустя.

Конечно, не исключено, что увольнение Коми заставит некоторых республиканцев решить, что уже хватит и последовать примеру Бейкера. Первая реакция была смешанной: сенаторы-республиканцы Джефф Флейк, Джон Маккейн и Бен Сасс в разной степени выразили своё разочарование, однако обычно мыслящие независимо сенаторы Сьюзан Коллинз и Линдси Грэм поддержали решение Трампа.

В подобном волатильном климате всегда есть шанс, что кто-нибудь нарушит договорённости, что свидетели заговорят, что появятся факты, каждый из которых будет столь же инкриминирующим, как и свидетельства, свалившие Никсона. События за рубежом тоже могут раскрыть глаза части республиканцев на масштаб наступления России на демократические страны Запада – после французских выборов оно выглядит как необъявленная война.

Однако в данный момент нет никаких причин видеть в увольнении Трампом Коми повторения «Резни в субботнюю ночь» Никсона, или вообще какого-либо события в американской политической истории. Президент, возможно, действует так, будто он хочет скрыть нечто ужасное (как и Никсон), но в нынешних обстоятельствах этого недостаточно, чтобы узнать, что именно это может быть.

Ирония в том, что Трамп, самозваный аутсайдер, который проиграл на выборах по числу поданных за него голосов и пролез в Белый дом, выиграв в Коллегии выборщиков, оказался сейчас в каком-то смысле намного более защищённым, чем партийный функционер Никсон, победивший на выборах 1972 года с подавляющим большинством голосов и избирателей, и выборщиков. Может быть это малоприятно признавать, но история сейчас не повторяется, и не важно, выглядят ли нынешние события трагедией или фарсом. Трамп всё же может пасть, но для этого многое должно измениться.