Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

grandi5_K M AsadLightRocket via Getty Images_refugee education K.M. Asad/LightRocket via Getty Images

Как устранить пробелы в обучении беженцев

ЖЕНЕВА – Осуществлять инвестиции – в акции, облигации, имущество, золото, лотерейные билеты или новейшие стартапы – сегодня можно быстро и легко. Но когда речь заходит об инвестициях в людей, дивиденды не всегда столь же очевидны, равно как и способы измерения доходности.

Но ещё большую настороженность могут вызывать инвестиции в людей, которые были вынуждены покинуть свой дом, лишились доходов и имущества, зачастую оказались разделены с семьей и которым приходится начинать всё заново. Однако на самом деле беженцы – один из лучших вариантов для инвестиций. Обучение тех, кому пришлось бежать от конфликтов и потрясений, – это не расходы, а золотой шанс.

Для большинства людей в развитых странах образование – это удовлетворение любопытства, открытие увлечений и получение навыков самостоятельности в мире труда, а также гражданской и общественной жизни. Беженцам образование даёт не только всё то же самое, но и намного большее. Для них это самый надёжный способ восстановить ощущение смысла жизни и собственного достоинства после травмы вынужденного переселения. Кроме того, это путь к экономической самодостаточности (или, по крайней мере, он должен им быть). Сегодня, когда правительства тратят триллионы долларов на конфликты, польза инвестиций в тех, кто оказался вынужденно перемещён, даже не вызывает вопросов.

Как сообщает Агентство ООН по делам беженцев (UNHCR) в своём новом ежегодном докладе, посвящённом образованию беженцев, рост числа учащихся беженцев предоставил шанс изменить жизнь новым десяткам тысяч детей, подростков и молодых людей. За минувший год доля беженцев, посещающих начальную школу, возросла с 61% до 63%, а среднюю школу – с 23% до 24%. Бросается в глаза, что доля беженцев, получающих высшее образования, достигла 3%, хотя последние несколько лет она не поднималась выше уровня 1%.

Высшее образование – это то, что превращает студентов в лидеров. Опираясь на креативность, энергию и идеализм юных беженцев, высшее образование готовит их к тому, что стать ролевыми моделями, и обеспечивает их средствами, которые усиливают их голос и открывают путь к быстрым поколенческим изменениям.

Впрочем, нас должен тревожить низкий уровень количества учащихся в средней школе. Доля беженцев, получающих среднее образование (24%), более чем на две трети ниже, чем аналогичный общемировой показатель у небеженцев (84%). Этот пробел будет иметь ужасные последствия. Без фундамента средней школы прогресс, достигнутый за последний год, окажется недолговечным. Будущее миллионов детей-беженцев окажется потеряно.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Вот, например, случай Гифта, мальчика из Южного Судана, который сейчас живёт в Демократической республике Конго. Он был настолько решительно настроен пойти в школу, что выучил французский и смастерил собственную лапочку на солнечных батарейках, чтобы учиться по вечерам. Но, скорее всего, его надежды перейти в среднюю школу не сбудутся, потому что в его районе таких школ просто нет.

Или, например, Хина. Она прекрасно училась в начальной школе, а потом оказалось, что в средней школе в Пешаваре из 500 мест есть только одно, предназначенное для подобных ей беженцев. Я сам стал свидетелем схожей ситуации в Бангладеш, где слишком многие дети беженцев не имеют возможности учиться в официальных школах и получать знания по аккредитованным учебным программам.

Неспособность обеспечить среднее образование закрывает для детей беженцев путь к высшему образованию, к техническому и профессиональному обучению и подготовке. Это уже достаточно плохо, но помимо этого повышается ещё и вероятность, что они окажутся втянуты в детский труд или в криминальную деятельность. А когда девочки ходят в школу, уменьшается вероятность, что их принудят к раннему браку и беременности.

Если международное сообщество не гарантирует всеобщий доступ к инклюзивному среднему образованию, оно не сможет достичь сразу нескольких «Целей устойчивого развития» ООН. Помимо цели №4 («обеспечить инклюзивное и равноправное качественное образование и поощрять возможности обучения на протяжении всей жизни для всех»), глобальные обязательства по искоренению нищеты, содействию достойному труду и сокращению неравенства также окажутся под угрозой невыполнения.

Именно поэтому императивом является включение детей беженцев в национальные системы образования, где они смогут получать признаваемые сертификаты об обучении. В классах дети и молодые беженцы могут развивать свой потенциал, мирно сосуществуя друг с другом и с местными детьми. В мире, где конфликты, похоже, встречаются чаще, чем мир, такие уроки являются бесценными.

Инвестиции в обучение беженцев – это коллективная ответственность, и они приносят значительную коллективную отдачу. Именно поэтому правительства, бизнес, образовательные учреждения и неправительственные организации должны объединиться, чтобы улучшить обеспечение образования на всех уровнях (особенно на среднем) и гарантировать, что у беженцев есть такой же доступ к образованию, как и у граждан принимающей страны.

Амбициозная задача, поставленная UNCHR на следующее десятилетие и очерченная в нашей стратегии «Образование для беженцев 2030», такова: добиться паритета между беженцами и их ровесниками-небеженцами в дошкольном, начальном и среднем образовании, а также повысить долю тех, кто получает высшее образование, до 15%. В связи с этим, я с гордостью объявляю об официальном запуске «Программы среднего образования для молодёжи». Это новая инициатива по расширению возможностей беженцев получать среднее образование. После пилотных программ в Кении, Руанде, Уганде и Пакистане, реализуемых с 2017 года, мы планируем теперь значительно расширить эту инициативу в предстоящие годы.

Внимание будет сосредоточено на инвестициях в учителей и в школы, а также на помощи местным программам, призванным увеличить долю учащихся беженцев и привлечь финансовую поддержку для семей беженцев. Увеличив долю беженцев, которые учатся в средней школе, мы сможем повысить вероятность, что и беженцы, и их сверстники в принимающих сообществах сумеют затем поступить в вузы. Если у молодых беженцев появится уверенность, что у них есть шанс получить полноценное образование, тогда они будут сильнее мотивированы посещать школы и не бросать их. А поскольку программа предназначена и для беженцев, и для местных сообществ, все дети получат выгоды от открывающихся новых возможностей.

Приближается декабрьский Глобальный форум по беженцам, организуемый UNCHR, и я надеюсь, что правительства, частный сектор, образовательные организации и финансовые доноры объединяться в поддержку этой инициативы. Сотрудничество и чувство общей ответственности – это основа «Глобального договора о беженцах». Благодаря образованию, молодые беженцы будут лучше подготовлены к тому, чтобы помочь в строительстве устойчивого, стабильного и миролюбивого мира. Не может быть более высокой доходности от инвестиций, чем эта.

https://prosyn.org/8PQepUnru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0