24

Оружие Китая в торговой войне

ПЕКИН – Китай экспортирует в США больше, чем США экспортируют в Китай. Этот факт вызывает гнев у президента США Дональда Трампа, причём столь сильный, что он, кажется, готов начать из-за этого торговую войну.

Трамп выступает с жёсткими протекционистскими угрозами в адрес Китая. А поскольку он пытается укрепить свою президентскую власть, он вряд ли от них отступит. Тем временем, в ноябре в Пекине должен состояться XIX Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая, поэтому китайское руководство вряд ли поддастся на американское давление.

Торговая война, несомненно, нанесёт ущерб обеим сторонам. Но есть основания полагать, что США потеряют больше. По крайней мере, китайцы точно знают, какое именно оружие имеется у них в распоряжении.

Китай может прекратить закупки американской авиатехники, ввести эмбарго на американскую соевую продукцию, избавиться от казначейских облигаций и других финансовых активов в США. Китайские предприятия могут сократить спрос на американские бизнес-услуги, а правительство может убедить компании прекратить покупать американское. В наши дни у многих компаний из списка Fortune 500 значительная доля ежегодной выручки поступает из Китая, и они уже сейчас чувствуют рост негативного отношения к себе.

Китай является не просто вторым важнейшим торговым партнёром Америки, но и главным источником рабочих мест. Это означает, что за торговую войну Америка заплатит миллионами рабочих мест. Если, например, Китай переключится с продукции Boeing на Airbus, США потеряют примерно 179 тысяч рабочих мест. Спад в американском секторе бизнес-услуг приведёт к потере ещё 85 тысяч рабочих мест. В регионах производства сои, например, в Миссури и Миссисипи, могут исчезнуть около 10% рабочих мест, в случае если Китай прекратит импорт.

Кроме того, хотя США экспортируют в Китай меньше, чем импортируют из Китая, именно Китай контролирует ключевые компоненты в глобальных цепочках поставок и в производственных сетях. Взять, к примеру, iPhone. На долю Китая приходится лишь 4% добавленной стоимости в этом продукте, но страна поставляет компании Apple его ключевые компоненты по низким ценам. Apple не сможет наладить с нуля выпуск iPhone в США, поэтому компании придётся искать альтернативных поставщиков, что значительно повысит себестоимость производства. В результате, у китайских производителей смартфонов появится шанс захватить рыночную долю крупных игроков.

На сегодня 80% глобальной торговли приходится на международные цепочки поставок. Снижение себестоимости торговых операций позволило компаниям географически распределить свои производственные линии: продукция создаётся и получает добавленную стоимость сразу в нескольких странах, которые входят в подобные цепочки. Если Китай броси�� горсть песка в механизмы этих цепочек, он сумеет остановить работу производственных сетей целиком и нанести серьёзный вред США (более того, всем странам, которые задействованы в этих сетях).

Эскалация торговой войны, когда обе стороны начнут воздвигать симметричные барьеры на пути импорта, будет повышать инфляционное давление в США, что потенциально заставит ФРС поднимать процентные ставки выше и быстрее, чем это делалось бы в ином случае. Всё это, наряду со снижением перспектив  роста экономики, будет негативно влиять на фондовые рынки, при этом сокращение занятости и доходов домохозяйств приведёт к значительным потерям ВВП и в США, и в Китае.

Впрочем, более вероятен сценарий, при котором обе стороны начнут споры по поводу конкретных секторов, в первую очередь, традиционных промышленных отраслей, например, металлургической, сталелитейной. Тем временем, Трамп продолжит обвинять Китай в манипулировании валютным курсом, игнорируя новое понижающее давление на курс юаня (что, кстати, свидетельствует о реальной переоценённости этой валюты), не говоря уже о таком простом факте, что в управление валютными курсами вмешиваются правительства многих стран.

В последние годы валютные интервенции открыто проводили Япония и Швейцария, а вскоре к ним вполне могут присоединиться и сами США, если влияние укрепившегося доллара на конкурентоспособность американского экспорта станет окончательно невыносимым. В любом случае, Китай, наверное, может забыть о надеждах на получение статуса «страны с рыночной экономики» в соответствии с правилами Всемирной торговой организации до тех пор, пока Трамп не покинет Белый дом.

Торговая конфронтация между США и Китаем повлияет и на двусторонние инвестиционные потоки. США могут сослаться на заботу о национальной безопасности и заблокировать китайские инвестиции. Они могут запретить совершать госзакупки у китайских компаний, например, у Huawei, а также вынудить китайские компании и богатых людей сократить объёмы инвестиций, которые до сих пор способствовали росту цен на активы в США.

Качественный американо-китайский двусторонний инвестиционный договор мог бы выровнять условия игры для американских компаний, предоставив им более широкий доступ на крупный китайский рынок. Однако такие переговоры неизбежно будут отложены, поскольку оживятся споры по поводу прав на интеллектуальную собственность, а также по поводу кибербезопасности.

Пока что китайское руководство, кажется, уверено в том, что оснований для уступки американскому давлению у него нет. И прежде всего потому, что у Трампа сейчас, похоже, другие приоритеты, например, отмена закона о доступной медицине, реформа налоговой системы, инвестиции в инфраструктуру.

Китайское руководство полагает, что, даже если торговая война действительно начнётся, она, наверное, не продлится долго из-за значительных потерь в доходах и рабочих местах, которые будут нести обе стороны. В любом случае они совершенно не намерены демонстрировать какую-либо слабость перед лидером, который столь твёрдо вознамерился испытать другие страны на прочность.

В течение предыдущих пяти лет Китай пытался создать модель экономического роста, которая меньше опирается на экспорт и больше – на внутреннее потребление. Но Китаю часто требуются кризисы или внешние шоки, чтобы подтолкнуть вперёд реформы. Возможно, Трамп является таким шоком. В краткосрочной перспективе его политика нанесёт вред Китаю, но одновременно она может стать стимулом, в котором так нуждается Китай, чтобы прекратить субсидировать экспорт и устранить перекосы в экономике страны. Если это произойдёт, Китай сможет выйти из эпохи Трампа даже в лучшем состоянии, чем был до её начала.