China's Tibet Autonomous Region Xinhua/Purbu Zhaxi via Getty Images

Вернуть вопрос о Тибете в повестку дня

ВАШИНГТОН – В 2001 году, когда Пекин был выбран местом проведения летних Олимпийских игр 2008 года, многие надеялись, что ситуация с соблюдением прав человека в Китае улучшится из-за повышенного международного внимания. Даже китайские чиновники предсказывали перемены; как заявлял тогда мэр Пекина, проведение игр «пойдёт на пользу дальнейшему развитию дела защиты прав человека в нашей стране».

Однако прошло десять лет, а Китай остаётся одной из самых нелиберальных стран в мире. Этнические меньшинства преследуются, критики режима отправляются в тюрьму, а обещания реформ оказались в итоге пустыми словами. Будучи тибетским политическим диссидентом, я являюсь живым доказательством этих реалий.

В декабре 2017 года я прибыл в США после шести с лишним лет заключения в китайских тюрьмах. Я подвергалась избиениям и пыткам за своё «преступление»: я спрашивал жителей Тибета, что они думают о китайском руководстве.

Мальчиком я лишь смутно осознавал масштабы китайских репрессий в Тибете. Лишь в начале 1990-х годов, впервые посетив Лхасу, столицу Тибета, я понял, что это значит – быть мишенью для китайских оккупантов. В 1992 году, когда мне было 18 лет, я видел, как монахов из монастыря Ганден в Лхасе тащат в тюрьму за то, что они требовали религиозной и политической свободы. Многие провели в тюрьме годы за то, что посмели высказаться против Китая. Когда я стал старше, я поклялся, что тоже не буду молчать.

Мой первый срок в китайской тюрьме был связан с работой, которой я занялся в начале 2000-х годов – публикация и распространение книг на тибетском языке. Я считал эти тексты важным источником знаний о тибетской политике, культуре и религии. Но китайские власти воспринимали их как вызов своему правлению, и поэтому они решили меня наказать.

По мере приближения Олимпиады-2008 я стал искать новые способы документирования истории моего народа. Именно тогда вместе с друзьями я начал планировать съёмки документального фильма о чаяниях тибетцев – впоследствии мы назвали его «Оставляя страх позади».

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Зимой 2007 года, оставив позади свой страх, мы проехались по Тибету с видеокамерами в руках. С целью завоевать доверие наших собеседников, мы дарили им DVD-диски с записью церемонии награждения Далай-ламы «Золотой медалью Конгресса США» из рук президента Джорджа Буша-младшего в октябре 2007 года. В своих интервью тибетцы, один за другим, говорили о желании увидеть возвращение Далай-ламы в Тибет, и делились чувством разочарования из-за того, что подготовка к Олимпиаде не принесла им расширения свобод.

26 марта 2008 года моя работа довела меня до ареста спецслужбами Китая. Как только я оказался за решёткой, сразу начались пытки. Многие дня меня заставляли сидеть в «тигровом кресле» – устройстве, которое обездвиживает заключённого на протяжении долгих часов допроса. Во время пыток мне говорили, что отпустят меня, если я признаюсь, что мой фильм был нелегальным проектом. Однако я отказывался, потому что твёрдо верил, что я не делал ничего противозаконного.

В дальнейшем я был приговорён к шести годам тюрьмы за «подрыв государственного строя». За время заключения меня часто переводили из одной тюрьмы в другую и заставляли заниматься ручным трудом на протяжении многих часов без перерыва. В тюрьме Синина моё здоровье резко ухудшилось, так как я заразился гепатитом B. Однако начать лечиться я смог, лишь когда меня выпустили – в июне 2014 года.

Хотя меня больше не окружали решётки, я всё равно оставался в клетке. Меня держали под домашним арестом, а всё моё общение тщательно контролировалось. Я лишь хотел заниматься исследованиями, улучшать навыки владения тибетским языком и найти работу. Но на территории почти всего Тибета даже такие простые мечты стали для тибетцев недостижимыми; единственным вариантом для многих является бегство.

Моё длительное, рискованное и дорогостоящее путешествие к свободе завершилось в прошлом году в день Рождества, когда я прибыл в Сан-Франциско и воссоединился со своей семьёй (они уехали из Китая несколько лет назад ради своей безопасности). По целому ряду причин я должен хранить детали своего побега в тайне, но не секрет, что многие в мире мне помогали. Лидеры США, Германии, Швейцарии и Нидерландов регулярно призывали Китай освободить меня, и я убеждён, что именно из-за этого давления меня меньше избивали и обращались со мной чуть лучше, чем с моими сокамерниками.

К сожалению, многие тибетцы остаются в застенках за свои убеждения. Им тоже нужна поддержка. Выступая в феврале со свидетельскими показаниями в Конгрессе США, я заявил американским законодателям, что правительства западных стран давно поддерживают народ Тибета, но, по мере того как Китай становится экономически и политически более могущественным, эта поддержка слабеет.

Тибетцы – это не разменная монета, которой можно задобрить набирающий силу Китай. Хотя китайские власти свирепеют, когда демократические правительства начинают нас поддерживать, это не означает, что наши надежды можно предать ради политической целесообразности. Администрация президента Дональда Трампа могла бы подтвердить свою поддержку тибетцев, назначив Специального координатора по тибетским вопросам. Эта должность в Государственном департаменте была учреждена в соответствии с «Законом о тибетской политике» 2002 года. Она остаётся вакантной, с тех пор как Трамп занял пост президента. Конгрессу следует также одобрить «Закон о взаимном доступе в Тибет» (это решение законодателей будет способствовать позитивным переменам в Тибете) и потребовать освобождения всех тибетских политзаключённых.

Почти десять лет прошло с тех пор, как завершилась Олимпиада-2008. Но хотя китайское правительство уже перестало говорить о правах человека, международное сообщество не должно прекращать этого делать. Я могу вас заверить, что тибетцы, живущие внутри Тибета, не прекратили свою борьбу, даже несмотря на то, что сейчас их слышит меньше людей.

http://prosyn.org/DsgAVHQ/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.