0

Дети французов

Одной из удивительных и часто остающейся незамеченной черт Франции, избравшей Николя Саркози своим новым президентом, и которая сейчас готова дать его политическим союзникам сильный парламентский мандат, является смесь оптимизма в личной жизни и общественного пессимизма.

Возьмем такой пример: Франция имеет самый высокий уровень рождаемости в Европейском Союзе (чуть меньше двух детей на одну женщину), опережая даже быстро растущее население Ирландии. Конечно, только высокого уровня рождаемости недостаточно для того, чтобы сохранить сегодняшнюю численность населения Франции, но она находится в гораздо лучшем положении, чем ее европейские соседи и может почти сравниться в этом отношении с США. Однако, несмотря на это, опросы общественного мнения «Евробарометр» неоднократно показывают, что из всех европейцев французы наиболее пессимистичны, когда речь идет о будущем их страны. Как может быть, что люди, настолько пессимистично настроенные относительно своего общего будущего как нации, могут так уверенно строить свое личное будущее в своих семьях?

Действительно, после десятилетий неудачных попыток правительства сократить массовую безработицу, сегодня считается, что французы отошли от политической жизни, чтобы сконцентрироваться на личной жизни и досуге. Музеи, садоводство, разного вида клубы процветают сегодня во Франции. Частные ассоциации, похоже, расширяются там, где политические партии и профсоюзы теряют своих членов.

Но если французы повернулись спиной к общественной сфере жизни, как тогда объяснить рекордно высокой участие в недавних президентских выборах, когда больше 85% избирателей проголосовали в обоих раундах? Как можно объяснить страсти, вызванные предвыборной кампанией и самим Саркози, включая подтверждение его победы во время парламентских выборов?