0

Может ли Египет стать настоящей демократией?

ВАШИНГТОН, округ Колумбия. Уход Хосни Мубарака с поста президента Египта знаменует собой начало важного этапа в переходе этой страны к новой политической системе. Но приведет ли этот политический переход, в конечном счете, к демократии?

Мы не можем знать наверняка, но, основываясь на истории демократического управления и опыте других стран ‑ тема моей книги «Доброе имя демократии: подъем и риски самой популярной формы мирового управления» ‑ мы можем определить препятствия, которые стоят перед Египтом, а также преимущества, которые он имеет для создания политической демократии.

Понимание демократических перспектив любой страны должно начинаться с определения демократии, которая представляет собой гибридную форму правления, слияние двух различных политических традиций. Первая заключается в народном суверенитете, верховенстве народа, которое осуществляется через выборы. Вторая, которая старше и также важна ‑ это право выбора ‑ то есть, свобода.

Свобода бывает трех видов: политическая свобода, которая принимает форму индивидуального права на свободу слова и собраний; выбор вероисповедания, который предполагает свободу вероисповедания всех религий; и экономическая свобода, которая воплощается в праве на обладание собственностью.