An employee at work at a packing line of the Biokhimik plant manufacturing antibiotics Stanislav Krasilnikov\TASS via Getty Images

Чего мы добились в борьбе с АМР?

ЛОНДОН – Спустя ровно два года после завершения работы британской правительственной Комиссии по вопросам антимикробной резистентности (АМР), которую я имел честь возглавлять, в соавторстве с двумя членами этой комиссии – Энтони Макдоннеллом и Уиллом Холлом – я опубликовал новую книгу «Супербактерии: Гонка вооружений против бактерий». В этой книге мы обсуждаем десять мер, рекомендованных нашей комиссией (я их называю «Десять заповедей»), оцениваем достигнутый на сегодня прогресс, а также объём работы, которую ещё предстоит выполнить.

Первая часть книги содержит подробную историю формирования наших знаний о том, что такое бактерии и их устойчивость к лекарствам. В ней также приводятся свидетельства того, что устойчивость к лекарствам может развиваться намного быстрее, чем мы полагали ранее. Например, колистин общепринято считается одним из немногих антибиотиков, которые можно прописывать людям в тех случаях, когда все остальные лекарства уже не действуют. Но теперь он начал терять свою эффективность из-за его избыточного применения в животноводстве, особенно в Китае. Не менее тревожат и всё более частые сообщения о появлении устойчивых к лекарствам штаммах гонореи.

В итоговом докладе нашей комиссии мы прогнозировали, что при сохранении нынешних тенденций к 2050 году десять миллионов человек будут умирать ежегодно, а совокупные потери мирового ВВП, считая с 2015 года, составят около $100 трлн. Но сейчас у нас есть причины опасаться, что ситуация может стать даже хуже. Для того чтобы этого не произошло, мы сосредоточились во второй части книги на возможных решениях и приводим мнения многочисленных экспертов, с которыми мы беседовали, занимаясь подготовкой доклада комиссии.

Есть позитивные новости: достигнут определённый прогресс в реализации двух из трёх рекомендаций, связанных с расширением предложения лекарств. Во-первых, повышается финансирование исследований и разработок на ранней стадии. В последнее время появилась целая серия новых совместных инициатив финансирования – британского и китайского правительств, благотворительного фонда Wellcome Trust, американского Управления перспективных биомедицинских исследований и разработок (BARDA), а также датской фармацевтической компании Novo. Если такая поддержка будет предоставляться и в дальнейшем, тогда рекомендация Комиссии увеличить финансирование исследований и разработок на $2 млрд в течение ближайших пяти лет вполне может быть выполнена.

Во-вторых, явно растёт число учёных, работающих над проблемой АМР. Более того, я люблю шутить, что в Северной Англии количество исследовательских центров, занимающихся АМР, сейчас, наверное, уже превосходит число городов, подписавших соглашения о делегировании полномочий местной власти в рамках правительственного плана создания «северного экономического центра». Прогресс, достигнутый на этих двух направления, вселяет в меня надежду, что таких же успехов можно добиться и на остальных направлениях. Впрочем, для дальнейшего прогресса потребуется меньше разговоров и больше действий со стороны руководителей государства и бизнеса.

Это особенно касается фармацевтической отрасли, с которой связана третья предлагавшаяся нами мера по расширению предложения лекарств. Данная отрасль сосредоточена исключительно на получении краткосрочной прибыли, в то время как ей следует больше инвестировать в исследования и разработки, а также в производство новых лекарств.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Как мне рассказывали, в этом году представители 25 крупнейших фармацевтических компаний провели встречу в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе, чтобы обсудить проблему АМР. Они договорились оставаться на связи по этому вопросу. Иными словами, они договорились и дальше ничего не делать. Неспособность отрасли поддержать красивые слова конкретными действиями серьёзно разочаровывает. 25 крупнейших компаний могли бы с лёгкостью убедить правительства ключевых стран поступить в соответствии с рекомендациями комиссии и учредить премию за вывод на рынок новых лекарств. Такая премия в размере $1 млрд (или выше), вручаемая за разработку новых лекарств, которые помогают бороться с АМР, стимулировала бы намного больше компаний заниматься исследованиями и разработками в этой области.

Тем самым, становится очевидной необходимость более активных действий и самих правительств. После выхода итогового доклада нашей комиссии вопрос АМР был, наконец-то, включен в повестку «Большой двадцатки» (G20) – в 2016 году на саммите в китайском Ханчжоу и в прошлом году на саммите в немецком Гамбурге. В этом году саммит G20 пройдёт в Буэнос-Айресе (Аргентина), и можно лишь надеяться на то, что мировые лидеры начнут действовать в соответствии со своими заявлениями прошлых лет, в том числе начав эксперименты с премией за вывод на рынок новых лекарств.

Такая премия критически важна, потому что она поможет также выполнить две из шести рекомендаций комиссии, которые касаются «снижения спроса» на антибиотики: разработка новых вакцин и улучшение качества диагностирования. Два года назад мы призвали западные страны ввести к 2020 году обязательные анализы для быстрого диагностирования в качестве предварительного условия перед выпиской любых рецептов с антибиотиками. Неудивительно, что ни одно правительство этой идее не обрадовалось. Однако в том случае, если эффективная диагностика не станет неотъемлемой частью систем здравоохранения, тогда мы не сможем снизить объёмы необоснованного применения антибиотиков и гарантировать эффективное лечение тех пациентов, которым они действительно требуются. Именно поэтому премии за вывод на рынок следует присуждать также и за инновации в диагностировании.

Определённый прогресс достигнут и в выполнении четырёх последних «заповедей»: повышение осведомлённости общества, улучшение санитарных условий, совершенствование качества наблюдений и контроля, радикальное сокращение объёмов использования антибиотиков в сельском хозяйстве. Однако этого прогресса пока не достаточно. Всемирный банк, Всемирная организация здравоохранения и Международный валютный фонд должны активней указывать на те страны, которые не инвестируют в национальные системы здравоохранения. А ООН следует выполнить обязательства, принятые в сентябре 2016 года на совещании высокого уровня по вопросам АМР. Это означает, что надо предпринять шаги по совершенствованию наблюдения и контроля, а также потребовать от 193 стран ООН выполнения национальных планов действий «One Health», согласованных в 2015 году.

Что касается сельского хозяйства, то здесь некоторые крупнейшие производители и поставщики продовольствия на Западе заявляют, что могли бы разработать собственные планы действий по борьбе с АМР. С этой целью они все должны договориться о маркировке мясной и рыбной продукции цветовыми кодами, обозначающими количество антибиотиков, которые использовались при её производстве. Им также следует отказаться от покупки или продажи любой продукции, произведённой с использованием колистина.

Устранение угрозы АМР совершенно реально. Но для борьбы с ней мы должны превратить слова в действия. Выйдя из нашей зоны комфорта сейчас, мы сможем избежать намного более серьёзного дискомфорта в дальнейшем.

http://prosyn.org/iClaPnQ/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.