Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

saikal5_STRAFPGetty Images_kabul STR/AFP/Getty Images

Возможен ли мир с «Талибаном»?

КАНБЕРРА – Несмотря на ведущиеся мирные переговоры между США и «Талибаном», кровавый конфликт в Афганистане продолжает уносить жизни в этой стране. Недавний взрыв бомбы смертником из отделения Исламского государства «Хорасан» (ИГ-Х) на свадьбе в Кабуле убил более 60 человек и ранил почти 200, что стало шокирующим напоминанием о том, насколько плоха ситуация с безопасностью в Афганистане. Этот взрыв показал также, что талибы являются не единственной вооружённой оппозиционной силой, разжигающей конфликт. И поэтому мирный договор США с талибами вряд ли обеспечит хоть какую-нибудь передышку в этом конфликте.

Американо-талибские переговоры в Дохе (правительство Афганистана в них не участвует) можно сравнить с двумя предыдущими мирными процессами. Во-первых, с парижскими переговорами, которые в январе 1973 года привели к подписанию мирного договора между США и Северным Вьетнамом, и, во-вторых, с переговорами, которые закончились Женевскими соглашениями 1988 года, подписанными правительствами Афганистана и Пакистана при участи СССР и США в качестве гарантов.

Эти два соглашения были призваны дать США и СССР возможность с «честью» выйти из войн, в которых они оказались не в состоянии победить, благодаря, соответственно, процессам «вьетнамизации» и «афганизации» этих конфликтов. Оба соглашения не достигли своих целей.

В 1975 году силы Северного Вьетнама при поддержке СССР заняли Южный Вьетнам, унизив США. А в 1992 году афганские исламские силы сопротивления («моджахеды») при поддержке США свалили коммунистический режим в Кабуле, установленный Советами.

Но если северные вьетнамцы быстро преуспели в объединении страны и восстановлении мира, то в Афганистане результаты оказались намного хуже. Социально и политически разобщённые моджахеды вскоре развернули оружие друг против друга. А Пакистан воспользовался этим шансом для продвижения собственных интересов в регионе, помогая экстремистам-талибам, которые в 1996-1998 годах завоевали почти весь Афганистан и подчинили его строгой теократической власти.

«Талибан», в свою очередь, приютил «Аль-Каиду», которая устроила теракты в США 11 сентября 2001 года. Это побудило Америку (при поддержке союзников по НАТО и не только) уже в октябре вторгнуться в Афганистан с целью уничтожить «Аль-Каиду» и свергнуть режим талибов. Руководимые США войска быстро рассеяли руководство «Аль-Каиды» и покончили с правлением талибов, однако они не смогли разгромить ни одну из этих группировок окончательно. «Талибан» и отдельные элементы «Аль-Каиды» вернулись на сцену через два года после начала интервенции США, и с тех пор они сковывают американские и союзные войска низкопробной партизанщиной, которая, впрочем, наносит ошеломляющий урон.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

И вот теперь, после почти двух десятилетий боевых действий, президент США Дональд Трамп отчаянно хочет выпутать Америку из этой войны, в которой явно нельзя победить, – причём предпочтительно путём политического урегулирования с талибами. Американец афганского происхождения Залмай Халилзад, назначенный Трампом специальным представителем по афганскому примирению, с сентября 2018 года занимается челночной дипломатией, которая пугающе напоминает неудачные попытки госсекретаря США Генри Киссинджера установить мир на Ближнем Востоке после арабо-израильской войны 1973 года.

Халилзад только что начал девятый раунд переговоров с представителями «Талибана» в Дохе. Помимо этого, он провёл множество встреч с афганским правительством и неправительственными лидерами, а также с региональными и международными заинтересованными сторонами – но не с Ираном, отношения с которым у Америки характеризуются усиливающейся враждебностью.

Халилзад сосредоточился на четырёх взаимосвязанных задачах: график вывода всех иностранных войск, которые сейчас находятся в Афганистане; обязательство «Талибана» предотвращать инициирование враждебных действия против США с афганской земли; прямые переговоры между талибами и афганским правительством («Талибан» считает это правительство «нелегитимным» и «марионеткой»); прекращение огня на всей территории Афганистана.

Но хотя, возможно, Халилзаду в конечном итоге удастся достичь соглашения с «Талибаном» по поводу первых двух целей, нет никаких гарантий, что партнёр Америки по мирным переговорам поможет добиться двух оставшихся целей. Слабость и внутренние раздоры в афганском правительстве обеспечат «Талибану» преимущество в любых договорённостях о разделе власти, тем более после ухода американских и союзных войск. Но крайне сомнительно, что «Талибан», вне зависимости от того, придёт он к власти или станет правительственным партнёром, сможет контролировать другие вооружённые оппозиционные группировки (важнейшей из которых является ИГ-Х) и сумеет заручиться поддержкой всех слоёв разнородного населения Афганистана.

Талибы – это этнические пуштуны, происходящие из племени гильзаи, к которому принадлежит также президент Афганистана Ашраф Гани и многие в его окружении. Ни гильзаи, ни соперничающее с ними племя дуррани бывшего президента страны Хамида Карзая не пользуются большим доверием у непуштунских этнических групп, которые (хотя и они разобщены) коллективно составляют крупнейшую долю в населении Афганистана. Ситуация ещё больше осложняется тем, что все этнические группы Афганистана имеют обширные трансграничные связи с соседними странами.

Между тем, группировка ИГ-Х никому не подчиняется внутри Афганистана. Она начала действовать в 2015 году и, как сообщается, объединяет около 2000 бойцов (включая некоторых перебежчиков из «Талибана»), которые решительно настроены сеять хаос и разрушение. Именно они несут ответственность за ужасающие теракты на территории Афганистана, особенно в Кабуле и, как правило, против гражданских лиц.

Любое решение о выводе (поэтапном или каком-либо ином) американских и союзных войск в период нынешнего срока Трампа должно исходить из реальной ситуации в стране. В противном случае последствия этого решения будут катастрофическими. А учитывая то, как развивается мирный процесс и ситуация в Афганистане, поспешный вывод иностранных войск может привести к такому же фиаско, которое наступило после предшествовавшего ухода СССР из этой страны и после вывода американских войск из Вьетнама.

Чтобы избежать подобной катастрофы, США и их союзникам надо оставаться в Афганистане ещё как минимум десятилетие. Но Трамп торопится; он считает, что сильное присутствие ЦРУ в этой стране позволит достичь тех результатов, которых не удалось достичь западным войскам. Высока вероятность, что всё это окажется пустыми мечтаниями.

https://prosyn.org/R00ZkhAru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0