0

Следуя курсом Американских экономико - политических потрясений

НЬЮ-ЙОРК – Учитывая ряд налоговых и торговых ходов, рассматриваемых в этом году Соединенными Штатами, страны с формирующейся рыночной экономикой, вероятно, столкнутся с девальвационным давлением и волатильностью.

В частности, три источника экономической неопределенности, подпитываемых США, в 2017 году приведут в замешательство развивающиеся рынки.

Первый – это налог на регулирование границ, который дал бы налоговые послабления американским экспортерам, но ввел бы или, эквивалентно, запретил вычет на импорт в США. Как Президент Дональд Трамп, так и контролируемый республиканцами Конгресс США заявили, что они одобряют схему, которая имеет большие шансы быть принятой. Такой налог или даже прогнозирование его принятия, может подтолкнуть обменный курс доллара США (что, как это ни парадоксально, компенсирует, по крайней мере частично, торговый дисбаланс США, на который возможно рассчитывает администрация Трампа).

Вторым источником неопределенности является возможность более агрессивных действий в отношении Китайского экспорта в США. Администрация Трампа неоднократно заявляла, что им придется столкнутся с Китаем в том, что они считают несправедливой торговой практикой. Трамп открыто размышлял о введении 45%-ного тарифа на Китайский импорт. Введение чего-либо близкого к этому привело бы к понижательному давлению на юань, учитывая сокращение спроса на Китайский экспорт.

Но такой шаг способствовал бы ослаблению многих других валют. Мои исследования с Чжи Вангом и Кунфу Чжу показывают, что около половины Китайского экспорта в США состоит из товаров с добавленной стоимостью, изготовленных из комплектующих из Южной Кореи, Японии, Тайваня, Сингапура и других стран. Поскольку продукция из Китая часто является частью интегрированных глобальных или региональных производственно-сбытовых цепочек, ограничение США на импорт из Китая косвенно, но очень быстро приведет к сокращению экспорта товаров с добавленной стоимостью другими странами Азии. Этот упадок, вероятно, компенсировал бы любое прямое увеличение экспорта этих стран в США, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе, потому что реорганизация производственных цепочек – это не тривиальный вопрос.

Третьим шагом США, который мог бы вывести из равновесия развивающиеся рынки, является более быстрое, чем ожидалось, ужесточение денежной политики Федеральной Резервной системой. Значительное п��вышение процентных ставок привело бы к повышению курса доллара США и обесцениванию валют развивающихся экономик.

Единственным исключением могли бы стать валюты экспортеров сырья. Более высокие цены на сырье, вызванные отчасти прогнозируемым ростом спроса, как результат увеличения расходов на инфраструктуру в США, могли бы привести к усилению валют этих стран. Однако даже в этой области, некоторые экспортеры сырьевых товаров, такие как Бразилия и Россия, могут не увидеть значительного улучшения своих обменных курсов, учитывая сопротивление других сил их слабым экономикам.

Проблемы, которые создают для валют развивающихся рынков изменения в политике США, включают не только понижательное давление, но и большую волатильность. Что тогда должны делать страны с формирующимся рынком, для того чтобы повысить свою устойчивость в преддверии ударных волн?

Одним из вариантов является оптимизация структуры притока капитала. Вторым – повышение гибкости обменных курсов.

В первом случае, как показывают мои исследования с Хуэй Тонгом, страны, которые в значительной степени полагаются на заимствования из иностранных банков или международных рынков капитала, более уязвимы к утечке капитала, чем страны, которые зависят главным образом от прямых иностранных инвестиций. Следовательно, для того, чтобы защититься от волатильности обменных курсов или изменения процентных ставок в США, развивающиеся рынки должны работать над улучшением своей деловой среды, для привлечения Прямых иностранных инвестиций (ПИИ), которые сократят их зависимость от краткосрочных вливаний “горячих денег” – и тем самым снизят их уязвимость к резкому оттоку капитала.

Что касается второго варианта, допущение гибкости номинального обменного курса, позволило бы стоимости валюты быстрее выровняться с основными экономическими принципами. Подобная корректировка особенно важна для стран с жесткими рынками труда. Одна из угроз фиксированных обменных курсов заключается в риске завышения или занижения валюты, ни одно ни другое не благоприятно для экономической стабильности. Шанс обоих сценариев повышается, когда силы, влияющие на равновесный обменный курс, становятся более волатильными.

Хотя форма и сроки будущих политик США еще неизвестны, кажется очевидным, что управление потоком капитала и гибкость номинального обменного курса означает хорошую подготовку. Перефразируя Бенджамина Франклина, если развивающиеся страны не успеют подготовиться, им придется готовиться к провалу.