0

Человек против машины

Особенно заметной была работа сенатора Теда Кауфмана, демократа из штата Делавэр (да, штата, защищающего бизнес), который неутомимо добивался решения самых вопиющих проблем в финансовом секторе США. Кауфман понимает, что для успешных реформ нужны три составляющие: аргументы, которые убеждают, способность собрать коллег вместе и много удачи в виде событий, которые акцентируют внимание на проблемах в нужное время. На обоих фронтах Кауфман, несмотря на неравные шансы, действительно сумел сделать значительные шаги.

Задолго до того, как это стало модным, Кауфман настаивал на идее, что бум с недвижимостью в США был частично вызван распространенным мошенничеством в рамках комплекса ипотека-секьюритизация-деривативы, фактически в самом сердце Уолл-стрит. Этот тезис сейчас получает более широкое распространение – ведущие газеты сейчас сообщают о расширяющемся криминальном расследовании, проводимом федеральным правительством – и государственным генеральным прокурором Нью-Йорка – по поводу кредитования жилищного строительства и похожей деятельности с ценными бумагами финансового сектора США.

Вместе с сенаторами Патриком Личи и Чаком Грэссли, Кауфман в прошлом году работал с целью принятия законопроекта, который обеспечивал временными ресурсами федеральные правоохранительные органы, расследующие последние финансовые мошенничества. Кауфман был весьма строг при перекрестном допросе руководителей банка Goldman Sachs. Сенатор Карл Левин, председатель подкомиссии, который слышал их свидетельские показания, очевидно встретившийся с глазу на глаз с Кауфманом, был таким же жестким после годового расследования по делу банковского холдинга Washington Mutual, банка Goldman Sachs и после полного провала работы регулирующих органов и кредитных рейтинговых агентств.

Кауфман даже имел еще больший успех, когда предупреждал об опасностях взрывного роста так называемой «высокочастотной» торговли, что малопонятно для главного наблюдательного органа Америки, комиссии по ценным бумагам и биржам и представляет систематический рыночный риск. Его озабоченность, казалось, была доказана двадцатиминутным прекращением торгов в Нью-Йорке 6 мая, когда фондовая биржа не смогла выполнить свою базовую функцию: выявление цены финансовых инструментов в ходе свободного биржевого торга между покупателями и продавцами.