0

Какой должна быть Турция и в какой Европе?

“Буря в стакане воды” – это, возможно, самое точное описание недавних споров о начале переговоров о вступлении Турции в Европейский Союз. Отчасти, этому вопросу уделялось большое внимание в избирательных кампаниях в Германии, например, политической платформой Канцлера Ангелы Меркель на выборах было предложить Турции “привилегированное партнерство” вместо полного вступления. Позиция австрийского правительства, мотивом для которой в равной степени послужили предстоящие выборы и реальные проблемы внешней политики, казалось бы, угрожала началу самих переговоров о вступлении.

Но немецкая внешняя политика всегда отличалась своей последовательностью, и новый министр иностранных дел, Франк-Уолтер Штайнмайер, руководитель администрации при бывшем Канцлере Герхарде Шрёдере, неоднократно поддерживал идею полного членства Турции. Таким образом, маловероятно, что Большая Коалиция примет другой политический подход к Турции, отличающийся от подхода бывшего Красно-Зеленого правительства.

После небольшой драмы Австрия тоже перестала противиться проведению переговоров о вступлении в обмен на обещание принять Хорватию, и внутри-европейские ссоры были улажены. Таким образом, на данный момент британцы добились своего во время текущего председательства Тони Блэра в Совете Министров ЕС, а американцам – которые оказывают мощную поддержку стремлениям Турции вступить в ЕС – еще раз удалось действовать от имени “европейской власти”. Переговоры о вступлении Турции теперь являются фактом.

and Recep Tayyip Erdoğan, Turkey’s prime minister, can place his trust in the near automatic mechanisms that characterize the EU’s institutional machinery.