77

Фарс транстихоокеанской свободной торговли

НЬЮ-ЙОРК – Представители и министры Соединённых Штатов и 11 стран тихоокеанского региона встречаются на переговорах в Атланте для согласования последних деталей нового, масштабного соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (TPP), поэтому вполне оправдана необходимость его трезвого анализа. Крупнейшее в истории региональное соглашение о торговле и инвестициях далеко не является тем, чем кажется на первый взгляд.

Вы услышите много разговоров о важности TPP для «свободной торговли». В реальности же это соглашение об установлении контроля над торговыми и инвестиционными связями стран-участниц партнёрства. Это делается от имени самых влиятельных деловых лобби каждой из стран. Не стоит заблуждаться: если посмотреть на наиболее сложные вопросы, по поводу которых ещё ведутся споры, станет ясно, что ТРР – это соглашение совсем не о «свободной» торговле.

Новая Зеландия грозится выйти из соглашения, так как недовольна тем, как Канада и США контролируют торговлю молочными продуктами. Австралии не нравится то, как США и Мексика регулируют торговлю сахаром. А США недовольны тем, как Япония регулирует торговлю рисом. В своих странах компании этих отраслей опираются на значительную политическую поддержку. И это лишь вершина айсберга, позволяющая понять, как именно TPP будет способствовать мерам, которые на самом деле направлены против свободной торговли.

Для начала стоит сказать, как данное соглашение расширит права крупных фармацевтических компаний на интеллектуальную собственность (об этом стало известно из попавшей в прессу предварительной версии текста соглашения). Как ясно показывают результаты экономических исследований, аргумент, будто права на такого рода интеллектуальную собственность способствуют научным разработкам, является в лучшем случае слабым. Когда Верховный суд признал недействительным патент компании Myriad на ген BRCA, это привело к иннов��ционному взрыву и улучшению результатов тестирования при сокращении их стоимости. Более того, условия TPP приведут к ограничению открытой конкуренции и росту цен для потребителей в США и по всему миру, что является анафемой для свободной торговли.