0

Два лика Берлускони

Сильвио Берлускони выдержал первый тяжелый месяц своего шестимесячного президентства в Европейском Союзе. Многие граждане ЕС впервые обратили пристальное внимание на итальянского премьер-министра - миллиардера, и многим из них не понравилось то, что они увидели. Однако Европа не должна судить о сущности режима Берлускони по его необдуманным высказываниям. Им могут быть не по душе его взгляды и методы управления, но, по крайней мере, они смогут убедиться, что Берлускони не является тем сильным политиком и властным человеком, каким его представляют себе некоторые европейцы.

Правоцентристская коалиция Берлускони одержала победу на выборах в 2001 году, убедив избирателей в том, что является единственной политической силой, способной начать и завершить претенциозную программу реформ. К несчастью для Италии, у премьер-министра Берлускони оказалось две программы вместо одной. Одна из них (назовем ее «личной программой») предназначалась для решения проблем Берлускони с итальянским правосудием и защиты его экономических интересов, и большая ее часть была безотлагательно реализована. Другая «общая программа» практически не удостоилась его внимания, и остается мало надежды на то, что это когда-нибудь произойдет.

Итальянский парламент, в котором правящая коалиция Берлускони имеет решающее большинство, принял четыре закона, основное назначение которых - оградить премьер-министра от судебного преследования и возможного осуждения. Посредством одной из таких правовых «реформ» подделка счетов была практически выведена из числа преступлений. Другая реформа значительно осложнила, если не сделала невозможным, сбор доказательств совершения преступления из-за границы. Еще один новый закон позволяет переносить судебное разбирательство в суд другой юрисдикции, если существует «обоснованное подозрение» в «предвзятости» судей, в чем Берлускони неоднократно обвинял проводивших судебное расследование по его делам миланских магистратов, которых он вообще называет «красными магистратами». И, наконец, закон дарует иммунитет против судебного преследования пяти высшим должностным лицам государства, включая, разумеется, самого премьер-министра.

Такую же активность Берлускони проявил и в проведении реформ, служащих его деловым интересам. Палата депутатов итальянского парламента находится на пороге принятия закона, который мог бы понравиться только Белой Королеве из «Алисы в стране чудес». Согласно определению «конфликта интересов» в новом законе, премьер-министром не может быть главный исполнительный директор медиа-империи, но им может быть фактический владелец этой империи. Еще большую тревогу вызывает закон, усиливающий олигополистическую мощь телевизионной и рекламной корпораций Берлускони и, таким образом, ослабляющий некоммерческое телевидение.