3

Человек с большой буквы ‑ Тэтчер

ЛОНДОН. Трудно отделить некоторые мои личные воспоминания о Маргарет Тэтчер – светские, но показательные – от радикальных суждений истории. Я работал на нее в качестве директора по исследованиям в Консервативной партии и как министр на протяжении приблизительно 15 лет, прежде чем отправиться в Гонконг в качестве последнего британского губернатора. Поскольку она вела переговоры по передаче Гонконга Китаю, во время моего пребывания в должности она всегда была там частым и желанным гостем.

Тэтчер всегда оказывала огромную поддержку сохранению в Гонконге правления закона, гражданских свобод и демократических устремлений. Она сочувствовала и проявляла симпатию к участникам кампании по демократизации. Я также помню, что тогда как наша официальная резиденция была полна отличного, трудолюбивого персонала (с которым она всегда была добра и учтива), она была единственным посетителем – а их было много – который сам застилал свою постель! Все делалось с точностью и тщательностью гранд-отеля: тщательно заправленные углы и аккуратно уложенное покрывало.

Неизменно, приезжая во время деловых поездок в Пекин, она настаивала на том, чтобы первым делом купить подарок для бывшего китайского лидера Чжао Цзыяна, с которым она вела переговоры по передаче Гонконга. После убийств на площади Тяньаньмэнь, которые он пытался предотвратить при помощи компромисса, он находился под домашним арестом. Посредством попыток передать свой подарок и наилучшие пожелания Чжао через каждое встреченное старшее должностное лицо она давала понять китайскому руководству, что мир все еще помнит о нем и хочет обеспечить его выживание. Это было так практично и по-доброму.

Основным достижением Тэтчер в качестве национального лидера является поворот вспять упадка Британии, который начал набирать обороты еще в 1970 году и продолжался до начала ее первого срока на посту премьер-министра в 1979 году. Лишь малая часть широкого освещения в СМИ ее смерти была сосредоточена на том, на что была похожа Британия в те годы. Экономика стояла на коленях, а злоупотребления властью профсоюзов сделали Британию практически неуправляемой.