2

Сектантский тупик Сирии

ПРИНСТОН – То, что началось в Сирии как восстание против деспотичного режима, превратилось в гражданскую войну между сектами, а совсем недавно еще и в конфликт c участием посредников. По ходу процесса борьба становится все более запутанной, а все больше противоречащие друг другу планы союзников и межобщинные конфликты делают ситуацию практически неразрешимой.

С одной стороны, Соединенные Штаты, Европейский Союз, Турция, Иордания, Саудовская Аравия и Катар поддерживают оппозицию ‑ мешанину из вооруженных формирований с различными повестками дня и идеологиями, которые варьируются от сирийских националистов до глобальных джихадистов. Эта разобщенность отражает расколы в сирийском обществе, которые возникли после более чем четырех десятилетий жестокого авторитарного правления.

С другой стороны, Россия и Иран (а также его протеже, ливанская Хезболла), каждый исходя из собственных соображений, поддерживают режим президента Башара аль-Асада. Режим Асада последовательно присоединялся к антизападной коалиции, сперва ориентируясь на союз с Советским Союзом, а затем с Россией. Сирия на сегодняшний день является последней опорой России в арабском мире, в то время как все региональные противники Асада являются союзниками США.

Участие Ирана отражает иную, гораздо более старую борьбу ‑ борьбу между суннитами и шиитами за контроль над Ближним Востоком. С учетом того что шиитский Иран поставляет оружие, деньги, войска, а также обучает вооруженные силы Асада, религиозная сторона конфликта приобретает большую значимость. Действительно, правительственные войска превратились в сектантскую армию и мотивированы страхом, что если победят повстанцы с большой долей суннитов, они уничтожат находящихся в меньшинстве и поддерживаемых шиитами алавитов, которые правят Сирией на протяжении десятилетий.