1

Секс и слежка

НЬЮ-ЙОРК. Сегодня невозможно слышать о сексуальных скандалах и скандалах по поводу преступлений на сексуальной почве (будь то связанных с Домиником Стросс-Каном, с бывшим губернатором штата Нью-Йорк Элиотом Спитцером, с итальянским премьер-министром Сильвио Берлускони или с несколькими американскими конгрессменами, чьим карьерам пришёл конец за последние пару лет) без того, чтобы не подумать о том, каким образом их разоблачили. Что означает жить в обществе, в котором слежка вездесуща?

Уровень слежки в западных демократических странах повышается хоть и медленно, но куда быстрее, чем граждане могут на это отреагировать. В США, например, после нескольких закулисных политических сделок стал расширяться закон «Патриот», инициированный предыдущим президентом Джорджем Бушем-младшим. Американцы этого не хотят, но их мнения не спросили, когда он был принят их представителями под давлением правительства, требовавшего увеличения своих полномочий после террористических атак 11 сентября 2001 г. Такое ощущение, что это вообще не важно.

США и Великобритания прилагают совместные усилия по созданию положительного восприятия слежки. Пассажиров нью-йоркского метро теперь уведомляют, что их сумки могут выборочно обыскиваться. Американские общественные активисты привыкают к тому, что их электронные письма читаются, а телефонные разговоры прослушиваются. Более того, в помещениях телекоммуникационных компаний Verizon и AT&T есть специальные места для подслушивания разговоров Управлением национальной безопасности США.

Поток сексуальных скандалов – это признак более серьёзной коррупции и деградации, чем полагает большинство комментаторов. Да, преступники на сексуальной почве должны нести наказание, но политические карьеры, в особенности в Америке, заканчиваются одна за другой из-за информации о сексуальных отношениях на основе обоюдного согласия.