0

К десятилетию

ПРАГА: Десять лет назад в этот же день чехословацкие коммунисты жестоко вмешались в мирную демонстрацию студентов, которые хотели почтить память Яна Оплетала --студента, ставшего одной из первых жертв Нацизма. Это вмешательство сыграло роль снежного кома, с которого началась лавина. Вскоре после этого наши площади были переполнены сотнями тысяч людей, которые дали ясно понять, что они больше не могут жить без свободы. Режим, обладавший всевозможными инструментами власти, контролировавший и средства массовой информации, и всю экономику, начал рушиться как карточный домик, столкнувшись с мирной, но четко выраженной волей людей.

Эти волнующие дни национальной солидарности, самопожертвования, энтузиазма и безграничной радости, сопровождавшей падение тоталитарного режима, уже давно прошли. Все последующие годы мы боролись – иногда успешно, иногда не очень – с тяжкими последствиями десятилетий коммунизма в нашей стране. Возникали мириады трудностей, когда мы заново узаконивали и развивали политический плюрализм, брались за установление власти закона, строили демократические институты, и продолжали трансформировать полностью национализированную экономику в экономику свободного рынка. Более того, и это было самой тяжелой частью, нам пришлось столкнуться с пагубным наследием, которое коммунистический период оставил в наших душах, и побороть все плохое, что дремало в нас, и всплыло на поверхность наших жизней благодаря вновь обретенной свободе.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Все эти ежедневные проблемы, которые часто заставляли нас чувствовать себя безнадежно раздосадованными -- всего лишь незначительная мелочь по сравнению с исторической значимостью падения коммунизма во всем мире, на фоне которого проходил ноябрь 1989 года в Чехословакии. Наша революция, если ее можно так назвать, не упала с небес. Она была органичной частью большего процесса, связанного с неостановимым развалом системы, основанной на лжи, ненависти и принуждении, системы, лишавшей людей их самых основных прав, нарушавшей саму суть жизни и, под флагом привлекательной, но ложной утопии, пытавшейся силой остановить развитие истории.

Только сегодня, спустя десять лет, мы начинаем полностью осознавать реальные размеры и количество проблем, которые начались в те эпохальные времена. Разделение мира на две половины рухнуло, и пришло время строить абсолютно новый более справедливый порядок мировой безопасности, политики и экономики, более подходящий для новой эры человеческого освобождения, которая наступила после падения коммунизма.

Настоящее призывает нас к новому восприятию мира как много-полярного, много-культурного и глобально связанного между собой сообщества, и к последовательной реформе всех международных организаций и институтов с тем, чтобы они отражали это новое понимание и могли справиться с трудными задачами предстоящего периода с этим новым духом. Необходимы смелые начинания, чтобы победить все зло, всплывшее во всей своей ширине и глубине после падения старой структуры.

Я имею в виду бесчувственный национализм и ненависть между различными обществами, живущими на этой земле; об организованной преступности, ныне владеющей невиданными технологическими средствами; международном терроризме; распространению торговли наркотиками; дегуманизирующем эффекте быстро растущих урбанистических агломератов; опасности того, что человечество потеряет контроль над ядерным оружием или информационными системами, которые оно изобрело и над экологическими последствиями его собственного развития; увеличивающемся социальном различии, совмещенным с быстрым ростом населения и нашей неспособностью регулировать различные изощренные формы глобальной рыночной экономики так, чтобы ее продукты помогали культивировать человеческую жизнь, а не ограничивать ее.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Короче выражаясь, я убежден, что падение коммунизма означало не только освобождение миллионов угнетенных и униженных людей, но и по ряду причин, также и огромный вызов, побудивший нашу современную цивилизацию предпринять обновленную и глубокую самооценку; пересмотреть свои направления и угрозы, с которыми оно сталкивается; и искать пути создания, или воскрешения чувства ответственности за самое себя. Это не правда, что у нас нет основы, с которой мы могли бы начать – где-то глубоко в самом сердце всех основных религиозных систем современного мира лежит, спрятанное или порабощенное, то же самое изначальное вдохновение, которое дало нам мужество добиваться свободы даже перед лицом такого подавляющего монолита как коммунистическая система. Все что необходимо сделать – это понять и принять его.

Сегодня, через десять лет после того, как мы вновь обрели свою свободу, недостаточно просто вспомнить и резюмировать те драматические времена, когда старый мир разваливался на части и рождалась новая свобода. Вместо этого, мы должны сфокусироваться на более широком смысле и эффекте этого освобождения. Нашей главной заботой должно стать будущее. Но если у этого мышления должна быть прочная основа, мы не должны забывать о прошлом. И мы не должны забывать о тех, кому мы обязаны всем тем хорошим, что прошлое завещало нашему будущему.