1

Пересмотренный меркантилизм

КЕМБРИДЖ. Бизнесмен заходит в офис правительственного министра и говорит, что ему нужна помощь. Что должен сделать министр? Пригласить его на чашечку кофе и спросить, чем ему может помочь правительство? Или прогнать его, основываясь на том, что правительство не должно оказывать помощь бизнесу?

Этот вопрос содержится в тесте Роршаха для политиков и экономистов. С одной стороны находятся энтузиасты свободного рынка и неоклассические экономисты, которые считают, что между государством и бизнесом есть четкое разграничение. С их точки зрения роль правительства заключается в установлении четких правил и норм, после чего бизнес должен сам плыть дальше. Государственные чиновники должны держать личные интересы на почтительном расстоянии и никогда не приближаться к ним близко. Главные - потребители, а не производители.

Этот взгляд отражает древнюю традицию, которая берет свое начало с Адама Смита и продолжает гордо присутствовать в сегодняшних учебниках по экономике. Она также составляет доминирующую перспективу управления в США, Великобритании и других обществах, организованных вдоль англо-американских линий – даже если реальная практика часто отклоняется от теоретических принципов.

С другой стороны находятся те, кого можно назвать корпоратистами или неомеркантилистами, которые считают, что альянс между правительством и бизнесом имеет критическое значение для хороших экономических результатов и социальной гармонии. В такой модели экономика нуждается в том, чтобы государство с готовностью прислушивалось к бизнесу, и, когда необходимо, смазывало колеса коммерции, предоставляя стимулы, субсидии и другие дискреционные выгоды. Поскольку инвестиции и создание новых рабочих мест обеспечивают экономическое процветание, цель правительственной политики должна заключаться в том, чтобы были довольны производители. Жесткие правила и дистанцирующиеся политики только удушают животный дух бизнес класса.