Свобода и музыка

НЬЮ-ЙОРК – Северная Корея, официально известная как Корейская Народно-Демократическая Республика, является одной из самых репрессивных, закрытых и порочных диктатур. Это, возможно, последний живой пример чистого тоталитаризма – контроля государства над каждым аспектом человеческой жизни. Неужели это подходящее место для западного оркестра? Неужели можно представить, как Нью-Йоркская Филармония – выступление которой было встречено в Пхеньяне с большим энтузиазмом – развлекает Сталина или Гитлера?

У всех тоталитарных систем есть одно общее: подавляя все формы политического выражения, кроме низкопоклонства режиму, они делают все политическим. В Северной Корее нет такой вещи как аполитичный спорт или культура. Таким образом, нет никакого сомнения в том, что приглашение Нью-Йоркской Филармонии предназначалось для того, чтобы повысить престиж режима, которым руководит Дорогой Лидер Ким Чен Ир, чья позиция настолько низкая – даже в соседнем Китае – что ему необходим весь престиж, который он может получить.

Интервью с некоторыми из музыкантов показали, что они понимают это. Скрипачка сказала, что “многие из нас… не верят в эту линию партии о том, что музыка выходит за пределы политического”. Она была “уверена, что Пхеньян и наше собственное правительство [воспользуются] этим для решения политических вопросов”. Дирижер Лорин Маазель, который выбрал программу Вагнера, Дворака, Гершвина и Бернштейна, был менее циничен. Концерт, сказал он, “возымеет свое собственное действие” и окажет положительный эффект на общество Северной Кореи.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/0bc99Wx/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.