10

Инклюзивная экономика

КЕМБРИДЖ – Многие люди считают экономический рост морально двусмысленной целью – они доказывают, что он является привлекательным только в том случае, если он широко распространен и является экологически устойчивым. Однако, как любил говорить мой отец: «Зачем делать что-то сложным, если ты можешь сделать это невозможным?». Если мы не знаем, как заставить экономику расти, следовательно, мы не знаем, как заставить ее расти инклюзивным и устойчивым путем.

Экономисты на протяжении многих веков боролись за компромисс между ростом и равенством. Какова природа компромисса? Как необходимость в нем можно свести к минимуму? Может ли рост считаться устойчивым, если он ведет к увеличению неравенства? Препятствует ли перераспределение росту?

Я считаю, что и неравенство, и медленный рост зачастую являются результатом определенной формы отчуждения. Адам Смит лихо утверждал, что: «Мы ожидаем получить свой обед не в силу благожелательности мясника, пивовара или булочника, а в силу соблюдения ими своих собственных интересов». Так почему бы росту не включать людей по принципу личных интересов, не требуя преднамеренных коллективных действий?

Хорошо известно, что уровень доходов значительно отличается по всему миру. Благодаря более чем двум столетиям устойчивого роста, средний доход на душу населения в странах ОЭСР доходит до 40 000 долларов – что в 3,3, 11,3 и 17,7 раза больше, чем в Латинской Америке, Южной Азии и Африке южнее Сахары, соответственно. Устойчивый рост, очевидно, не включает в себя большинство человечества.