0

Хамас возвращается домой

ГАЗА. На волне революционных перемен на Ближнем Востоке силы политического ислама одерживали одну победу на выборах за другой. По мере того как Запад пытается справиться с быстрым ростом умеренных исламистов в Тунисе, Марокко и Египте, вопрос роли Хамаса на территории Палестины принимает угрожающие размеры. Подписание нового соглашения о единстве между Хамасом и светской партией палестинского президента Махмуда Аббаса в начале этого месяца усилило беспрецедентную борьбу внутри Хамаса за ее будущий курс как исламистского движения. Реакция Запада может оказать сильное влияние на этот результат.

Как показали события последних недель, дни почти полной изоляции Хамаса на Ближнем Востоке закончились. Пока большинство правительств Запада продолжают рассматривать его как террористическую организацию, в арабских столицах политическое эмбарго открыло путь развитию контактов. В декабре Исмаил Хания, премьер-министр Палестинской автономии в секторе Газа под руководством Хамаса, отправился в поездку по средиземноморью с остановками в Тунисе, Каире и Стамбуле. В середине февраля его тепло приняли в Катаре, Бахрейне и Иране.

Тем не менее, эти политические шаги не исходили исключительно из сектора Газа. В январе Халед Машаль, лидер политического бюро Хамаса, основавшегося в Дамаске, начал собственную политическую инициативу и был принят королем Иордании Абдуллой – первый такой визит более чем за десятилетие. В феврале Машаль увенчал эти усилия в Катаре подписанием нового соглашения о единстве с Фатхом, которое возлагает обязательства на оба палестинских движения двигаться к переходному правительству под руководством Аббаса.

С тех пор разногласия внутри Хамаса только нарастали, настраивая лидеров диаспоры движения простив администрации в секторе Газа под руководством Хамаса, которое открыто отвергло соглашение о единстве. В то время как личные амбиции, конечно, играют определенную роль в этой напряженности, в ее основе лежит фундаментальный конфликт относительно характера Хамаса.