0

Демократия канонерок?

В каком-то смысле слова иракское оружие массового поражения стало также оружием массового отвлечения. Несомненно, президент Джордж Буш и премьер-министр Тони Блэр, принимая решение о начале упреждающей войны, полагали, что у Саддама Хусейна либо было такое оружие, либо имелись средства для его производства. В случае Ирака особенные опасения существовали по поводу химического и биологического оружия.

Но ОМП было не единственным мотивом для войны. Оба лидера были возмущены диктатором-убийцей и надеялись, что его свержение откроет путь демократии в Ираке. Это (как надеялись они) автоматически привнесёт стабильность в той необходимой степени, которая помогла бы разрешить другие конфликты в регионе и вместе с тем гарантировала бы бесперебойный поток нефти.

Смешение мотивов – это не обязательно плохо. На самом деле в большинстве случаев мотивы людей носят смешанный характер. Подлинный вопрос заключается в том, могла ли демократия действительно выполнить поставленную задачу, а кроме того, являются ли ракеты и танки правильным методом принесения демократии в страну, которая долгое время находилась под пятой диктатора.

В решении по Ираку сыграли свою роль исторические прецеденты, не в последнюю очередь из-за того, что советник президента Буша по национальной безопасности, Кондолиза Райс, часто на них ссылалась. Один из примеров – нацистская Германия. По правде говоря, союзники вступили в войну не для того, чтобы принести демократию в Германию. В любом случае, это Германия начала войну. Союзники защищали тех, с кем они были связаны договором, а, кроме того, и отстаивали неприкосновенность собственных стран.