0

Европейский дефицит Германии

БЕРЛИН. Когда-то Германия была сердцем европейской интеграции. Ее государственные деятели утверждали, что у Германии нет независимой внешней политики, а только европейская политика. После падения Берлинской стены, ее лидеры осознали, что воссоединение Германии было возможно только в контексте объединенной Европы, и они были готовы принести некоторые жертвы, чтобы сохранить признание Европы. Они внесли несколько больший вклад и взяли несколько меньше, чем другие, тем самым способствуя достижению соглашения.

Те дни прошли. Евро находится в кризисе, а Германия является основным действующим лицом. Немцы больше не чувствуют себя такими богатыми, поэтому они не хотят продолжать служить в качестве глубокого кармана для остальной части Европы. Такая перемена в позиции вполне понятна, но она остановила процесс европейской интеграции.

По замыслу, евро, при его создании, был незавершенной валютой. Маастрихтский договор создавал денежный союз без политического союза – центральный банк, но без центрального казначейства. Когда дело дошло до суверенного кредита, члены еврозоны стали сами по себе.

Этот факт был сокрыт до недавнего времени из-за готовности Европейского центрального банка принять суверенные долги всех членов еврозоны на равных условиях в своем учетном окне. В результате они все могли одалживать под такие же проценты, что и Германия. Банки были счастливы заработать несколько дополнительных пенсов на предположительно безрисковых активах и загрузили свои балансовые отчеты правительственными долгами более слабых стран.