Bank of England Nur Photo/Getty Images

О пользе фискальных денег

АФИНЫ – У западного капитализма осталось немного священных коров. Пришло время поставить под сомнение одну из них – независимость центральных банков от избранных народом правительств.

Причины передачи монетарной политики в руки центральных банков вполне понятны: во время избирательных циклов политики испытывают сильное искушение напечатать побольше денег, а это угрожает экономической стабильности. Прогрессисты не соглашаются с этим походом, считая, что центральные банки в принципе не могут быть независимыми, так как их автономность от избранной власти повышает их зависимость от финансовых кругов, которые они призваны контролировать. Однако, несмотря на все эти протесты, аргументы в пользу исключения монетарной политики из демократической политики доминируют с 1970-х годов.

Если отложить в сторону политические разногласия, принцип независимости центральных банков основан на одной экономической аксиоме: деньги и долг (или кредит) можно строго разделить. Долг (например, облигации государства или корпораций, которые покупаются и продаются по цене, зависящей от инфляции и риска наступления дефолта) может торговаться на внутреннем рынке. Деньги же, со свой стороны, не могут подвергнуться дефолту, они являются средством, а не предметом обмена (и не важно, что существует валютный рынок).

Однако эта аксиома больше не работает. Расцвет финансиализации привёл к тому, что коммерческие банки стали серьёзно зависеть друг от друга, поскольку используют для финансирования своих повседневных операций краткосрочные заимствования, залогом для которых обычно являются гособлигации. Эта ликвидность обладает знакомыми свойствами: используемая как средство обмена и хранения стоимости, она превращается в разновидность денег.

И здесь возникает затруднение: банки выпускают всё больше межбанковских денег, поэтому финансовой системе требуется всё больше гособлигаций для обеспечения данного роста. Увеличение массы межбанковских денег повышает спрос на госдолг, и в этом замкнутом круге генерируется прилив ликвидности, над которым у центральных банков практически нет никакого контроля.

В этом дивном новом финансовом мире независимость центральных банков теряет значение, потому что в общем объеме денежной массы доля денег, которые они печатают, снижается. В условиях роста популярности межбанковских денег, опирающихся, как правило, на госдолг, ключевым фактором, определяющим количество денег, которые реально работают смазкой современного капитализма, стала бюджетная политика.

The World’s Opinion Page

Help support Project Syndicate’s mission.

Donate

Более того, чем более независимым является центральный банк, тем выше роль бюджетной политики в определении количества денег в экономике. Например, в еврозоне жёсткая бюджетная политика Германии вызвала нехватку облигаций немецкого правительства, которая ограничивает не только масштабы политики количественного смягчения Европейского центрального банка, но и способность коммерческих банков выпускать больше межбанковских денег. Деньги и госдолг оказались сейчас так тесно переплетены, что исчезла сама логическая основа для автономности центральных банков.

Конечно, любая попытка вернуть казначейства и центральные банки под одну крышу спровоцирует обвинения политиков в попытках взять в свои «грязные руки» рычаги монетарной политики. Однако есть другой вариант ответа на эту новую реальность: оставьте центральные банки в покое, но дайте правительствам больше прав в создании внутренних денег (то есть, по сути, повысив их независимость от центральных банков) путём создания параллельной платёжной системы, основанной на деньгах бюджета или, если точнее, деньгах, обеспеченных будущими налоговыми поступлениями.

Как будут работать эти фискальные деньги? Прежде всего, они будут «жить» на цифровой платформе налоговых органов и использовать существующие номера налогоплательщиков – частных лиц и компаний. Все обладатели номера налогоплательщика (сокращённо TFN) в той или иной стране получат бесплатный счёт, привязанный к этому номеру TFN. Частные лица и компании получат возможность начислять деньги на счёт-TFN, переводя их со своего обычного банковского счета, как это делается и сейчас при уплате налогов. Но они смогут делать это заранее, внося налоговые платежи досрочно, потому что государство гарантирует им списание налогов в размере1080 евро ($1289) через год за каждые 1000 евро, перечисленные сегодня. Это соответствует годовой процентной ставке в размере 8%, которая будет выплачиваться всем, кто хочет заплатить свои налоги на год раньше.

На практике, как только сумма в размере, например, 1000 евро, перечисляется на TFN-счёт, эмитируется личный идентификационный номер (всем знакомый PIN), который можно использовать либо для перечисления этих 1000 евро на TFN-счёт другого человека или организации, либо для уплаты будущих налогов. Такие маркированные будущие налоговые евро, или фискальные евро, могут либо лежать на счёте в течение года (до срока истечения их действия), либо использоваться для платежей другим налогоплательщикам. Мобильные приложения или даже выпускаемые государством специальные карты (которые одновременно могут быть, например, удостоверениями системы социальной защиты) помогут сделать эти транзакции более простыми, быстрыми и практически неотличимыми от транзакций с использованием денег центрального банка.

В данной закрытой платёжной системе, по мере приближения срока истечения действия фискальных денег, налогоплательщики, не владеющие таким активом, начнут повышать спрос на него. Для обеспечения жизнеспособности этой системы казначейству придётся контролировать общий объём фискальной денежной массы, используя эффективные процентные ставки, гарантирующие, что номинальная стоимость данной денежной массы не превышает определённый процент национального дохода или суммы налоговых сборов, согласованный парламентом. Для обеспечения полной прозрачности (а значит, доверия) разработанный и контролируемый независимым государственным органом алгоритм по принципу «блокчейна» мог бы использоваться для проведения транзакций с фискальными деньгами.

У фискальных денег море преимуществ. Они могли бы стать источником ликвидности для правительств в обход рынка облигаций. Они могли бы ограничить масштабы влияния государственных заимствований на процесс создания межбанковских денег, или, как минимум, заставить финансовые круги привязать часть своих межбанковских денег к закрытой, внутренней системе фискальных денег, тем самым, минимизируя шок от внезапного оттока капитала. Конкурируя с платёжной системой банков, такая система помогла бы снизить размер комиссий, которые сейчас приходится платить банковским клиентам.

Более того, благодаря технологии блокчейн, фискальные деньги станут полностью прозрачной, бесплатной государственной платёжной системой, которая будет находиться под совместным контролем всех участвующих в ней граждан (и неграждан).

Фискальные деньги привлекательны ещё и с политической точки зрения. Правительства могли бы использовать любой избыток денежной массы для пополнения FTN-счетов нуждающихся семей или же для оплаты работ по госконтрактам, что делает эту систему привлекательной для прогрессистов. А консерваторам должно понравиться, что такая система обеспечит значительные налоговые льготы тем, кто помогает правительству создавать фискальные деньги, не посягая на роль центральных банков, устанавливающих процентные ставки.

Потенциальные международные выгоды фискальных денег также весьма значительны. Например, они помогли бы Греции сопротивляться натиску кредиторов в 2015 году, и это была суть моего плана противодействия празднику банков-хищников, устроенного ЕЦБ в конце июня того года. А сегодня фискальные деньги могли бы предоставить Италии, Франции и другим странам еврозоны столь необходимое им бюджетное пространство, возможно, даже обеспечив фундамент для перестройки еврозоны с перекрещенными внутренними фискальными евро, а не параллельными валютами, что сыграло бы стабилизирующую макроэкономическую роль. А затем, возможно, фискальные деньги стали бы основой для «Нового Бреттон-Вуда», работающего в качестве всеобщего клирингового союза множества различных систем фискальных денег.

http://prosyn.org/JctTkhm/ru;

Handpicked to read next

  1. Trump & Turkey ANDREW CABALLERO-REYNOLDS/AFP/Getty Images.

    A Tax Plan that’s All Stuffing?

    US President Donald Trump has set a Christmas deadline for enacting the Republican tax plan, and economic observers are virtually unanimous in judging it a turkey. A scheme that squeezes the middle class and blows out the fiscal and current-account deficits may pass, but it will never fly. 

  2. China corruption Isaac Lawrence/Getty Images

    The Next Battle in China’s War on Corruption

    • Chinese President Xi Jinping knows well the threat that corruption poses to the authority of the Communist Party of China and the state it controls. 
    • But moving beyond Xi's anti-corruption purge to build robust and lasting anti-graft institutions will not be easy, owing to enduring opportunities for bureaucratic capture.
  3. Trump at UN Drew Angerer/Getty Images

    The Dangers of Nuclear Bombast

    US President Donald Trump has refused to recertify the 2015 Iran nuclear deal, an agreement that he once predicted would "lead to a nuclear holocaust." Unfortunately, by creating more perverse incentives for hostile regimes to pursue nuclear armaments at all costs, Trump has made the nightmare scenario he fears even more likely.

  4. Adam Michnik Gallo Images/Getty Images

    Europe’s New Eastern Question

    interviews

    Insider Interview

    • With right-wing populists ascendant in Poland and Hungary, and gaining ground elsewhere in the European Union, politics in some parts of the West looks increasingly like politics in Russia.

    • Sławomir Sierakowski, Director of the Institute for Advanced Study in Warsaw interviews Adam Michnik, one of the intellectual architects of Solidarity and of the transition from communism in Central Europe, on Europe's illiberal turn.
  5. Italy unemployed demonstration SalvatoreEsposito/Barcroftimages / Barcroft Media via Getty Images

    Putting Europe’s Long-Term Unemployed Back to Work

    Across the European Union, millions of people who are willing and able to work have been unemployed for a year or longer, at great cost to social cohesion and political stability. If the EU is serious about stopping the rise of populism, it will need to do more to ensure that labor markets are working for everyone.

  6. Latin America market Federico Parra/Getty Images

    A Belt and Road for the Americas?

    In a time of global uncertainty, a vision of “made in the Americas” prosperity provides a unifying agenda for the continent. If implemented, the US could reassert its historical leadership among a group of countries that share its fundamental values, as well as an interest in inclusive economic growth and rising living standards.

  7. Startup office Mladlen Antonov/Getty Images

    How Best to Promote Research and Development

    Clearly, there is something appealing about a start-up-based innovation strategy: it feels democratic, accessible, and so California. But it is definitely not the only way to boost research and development, or even the main way, and it is certainly not the way most major innovations in the US came about during the twentieth century.