0

Дональд Рамсфелд и «умная сила»

Дональд Рамсфелд, министр обороны США, недавно сказал следующее о войне против терроризма администрации Буша: «В этой войне некоторые из решающих битв, возможно, происходят не в горах Афганистана или на улицах иракских городов, а в отделах новостей Нью-Йорка, Лондона, Каира и т.д.. Наши враги, в отличие от нас, хорошо приспособились к ведению войны в эпоху средств массовой информации».

Хорошие новости заключаются в том, что Рамсфелд начинает осознавать, что в борьбе с терроризмом невозможно одержать победу исключительно военной силой. Плохие же новости состоят в том, что он все еще не понимает «мягкую силу» - способность получить желаемое путем привлечения на свою сторону, а не принуждения. Как прокомментировал речь Рамсфелда журнал «Экономист», «до недавнего времени он открыто считал такой акцент на «мягкой силе» мягким подходом – частью попустительства терроризму со стороны «Старой Европы»».

Сегодня Рамсфелд, наконец, осознает важность покорения сердец и умов людей, но, по словам «Экономиста», «добрая часть его речи была посвящена тому, как посредством хорошо продуманной пиар-кампании Америка может победить в войне пропаганды». Другими словами, обвиняя средства массовой информации в проблемах Америки, Рамсфелд забыл первое правило маркетинга: плохому товару не поможет даже самая лучшая реклама».

Недоверие Рамсфелда к европейскому подходу в какой-то степени оправдано. Европа использует привлекательность своего Союза для достижения желаемых результатов точно так же, как США действуют, как если бы их военное упреждение могло решить все проблемы. Но неправильно чересчур полагаться исключительно на жесткую или мягкую силы. Способность эффективно сочетать их является «умной силой».