Paul Lachine

Есть ли у Европы инстинкт смерти?

БЕРЛИН. С самого начала разразившегося в 2010 году греческого долгового кризиса главные европейские игроки должны были бы понять, какие риски и последствия он породил для ЕС. Но со стороны создается впечатление, что они определенно не понимают.

Этот кризис всегда касался не только Греции: неупорядоченное объявление ее неплатежеспособной угрожало втянуть другие расположенные на южных границах ЕС государства, в том числе довольно большие, в налогово-бюджетную бездну, прихватив с собой основные европейские банки и страховые компании. Это могло привести к погружению мировой экономики в еще один мировой финансовый кризис, который вызвал бы сотрясение, равное тому, что произошло осенью 2008 года. Это также означало бы провал еврозоны, что в свою очередь нанесло бы ущерб Общему рынку.

Впервые в истории само продолжение европейского проекта было поставлено под угрозу. Поведение ЕС и его самых главных государств-участников оказалось и решительным, и приводящим в замешательство, ввиду наличия в них национального эгоизма и поразительного отсутствия лидерского начала.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/DP3Viw0/ru;